Internews Kazakhstan Новости на сайте Internews Network Kazakhstan
Вернуться на главную страницу
Новости Internews Kazakhstan
Проекты Internews Kazakhstan
Семинары Internews Kazakhstan
Бюллетень Internews Kazakhstan
Бюллетень Законодательство и практика средств массовой информации Казахстана
Законодательство Республики Казахстан о средствах массовой информации
Глобальная Инициатива по Политике Интернет (GIPI)
Международный общественный фонд защиты свободы слова Адил Соз
Различная литература
Маркетинг электронных средств массовой информации
Телерадиокомпании Казахстана
Национальная Ассоциация Телерадиовещателей Казахстана
Форумы Internews Казахстан
Об Internews Казахстан
Представительства Internews Network в Internet и другие ссылки
Select to English Pages
Подписка на получение новостей Internews Kazakhstan по электронной почте Архив новостей Internews Kazakhstan


Против лома нет приема? Рецепт реализации прав журналистов: правовая грамотность, цивилизованный диалог сторон и журналистская солидарность

Телеоператору ТК «31 канал-Караганда» Евгению Кириенко «запретили производить видеосъемку» на месте ДТП на трассе Темиртау – Караганда, «высказывая в его адрес угрозы и оскорбления», сообщил 22 июня 2004 г. Центр Правовой Помощи СМИ. «Все попытки доказать свои права закончились ничем: информация не получена, телеоператора «пристукнули» по голове, журналиста прогнали с целой серией «ласковых» слов, а сотрудники правоохранительных органов… равнодушно смотрели на все это, никак не прореагировав на происходящее».

В конце июня Евгений Кириенко находился в Алматы на тренинге «Информационно-аналитическая программа в телеэфире», проводимом «Интерньюс-Казахстан». Мы решили воспользоваться случаем и лично задать ему несколько вопросов.

- Евгений, пожалуйста, расскажите подробнее о случившемся.

- 16 июня в редакцию позвонили очевидцы и сообщили о произошедшем ДТП со смертельным исходом на трассе Темиртау - Караганда. Я и журналист Наталья Мосунова отправились к месту аварии по заданию редакции. Я вышел из машины (камера еще не была включена), и направился к месту происшествия. По дороге меня остановил неизвестный мужчина и сказал, что «снимать здесь нечего». Я спросил «почему?» и в этот момент включил камеру, пытаясь приблизиться к сотрудникам дорожной полиции, стоявшим на середине дороги. Тогда ко мне подошел президент футбольного клуба «Шахтер» (как я позже узнал, в аварии пострадал футболист этого клуба Рафаэль Хамидуллов и погибла его жена Алсу) и несколько человек вместе с ним. Один из них попытался оттащить меня в сторону и ударил по голове. В адрес журналистки Натальи прозвучали угрозы: «Девочка, ты жить хочешь? Иди отсюда!».

Все происходило на глазах сотрудников дорожной полиции, которых на месте ДТП было приблизительно шесть (происходящее они увидели, однако, после того как меня ударили, я заметил, что полицейские отвернулись). Лица, номера жетонов двух полицейских и госномер патрульной машины я записал: М0489, М0616, госномер машины, в которой сидело еще несколько полицейских – M 527 AС. Тогда я отнес камеру в машину, и мы с журналисткой обратились за комментариями к сотрудникам полиции. Полицейские от комментариев отказались и заявили, что они «занимались трупом» и «ничего не видели» из того, что произошло с журналистами.

Затем, сидя в машине, я снял несколько планов аварии. На следующий день мы написали заявление в службу внутренней безопасности ГУВД Карагандинской области с жалобой на бездействие полицейских. На данный момент дело находится на стадии следствия… Меня «задел» даже не столько факт неправомерных действий со стороны родственников и знакомых пострадавших (ударивший меня человек мог просто находиться в состоянии аффекта), сколько равнодушие полицейских, которые призваны обеспечивать общественный порядок.

За комментарием мы обратились в юридическую службу Международного Фонда Защиты Свободы Слова «Адил Соз»

Комментарий юриста

Учитывая, что для теле- и радиожурналистов видеосъемки и аудиозапись являются единственными способами сбора информации, то, безусловно, эти съемки и записи подпадают под действие правовых норм, предусматривающих свободу получения и распространения информации. В частности, это ст. 20 Конституции РК и ст. 20 закона РК «О средствах массовой информации». Ограничения по сбору такой информации могут применяться только в случаях и порядке, прямо предусмотренных соответствующим законом. Это госсекреты, служебная и коммерческая тайна, а также тайна личной жизни. Любые ссылки, ограничивающие права журналиста, например, о том, что это частная территория или это место пришествия, не основаны на законе, поскольку, согласно вышеуказанным нормам, журналист имеет право беспрепятственно посещать любые государственные органы и организации иных форм собственности, производить записи, в том числе с использованием средств аудиовизуальной техники, кино- и фотосъемку.

Если дело обстояло именно так, как описывает это журналист, то в действиях напавших на него лиц содержатся признаки состава преступления, предусмотренного ст.155 УК РК – Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста. Данный состав преступления относится к категории дел публичного обвинения, так как они несут в себе большую общественную опасность. Такие дела возбуждаются по признакам преступления, независимо от наличия заявления потерпевшего. То есть, применительно к данному случаю, дорожные полицейские, исполняющие свои служебные обязанности на месте ДТП, были обязаны зафиксировать факт нападения на журналиста и передать материалы для возбуждения уголовного дела соответствующему органу для уголовного преследования. Иначе говоря, дорожные полицейские не исполнили своих должностных обязанностей со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Ранее в Вашей практике уже был случай, когда в возбуждении уголовного дела в подобной ситуации было отказано…

Речь идет об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении охранника «Валют-Транзит-Секьюрити» М. Сухенко, нанесшего Е. Кириенко легкие телесные повреждения и причинившего ущерб его телекамере (стоимость ремонта составила более 20 000 тенге). Как сообщил 21 февраля 2004 г. Центр Правовой Помощи СМИ, события произошли 17 февраля 2004 года, когда телеоператор по заданию редакции фиксировал последствия урагана, произошедшего 16 марта 2004 г. в г. Караганде. На видеокамеру были зафиксированы сорванные крыши и билборды, сломанные деревья. Во время видеосъемки сорванного рекламного щита рядом с «Валют-Транзит Security» к телеоператору подошли охранники этой организации и заявили, что он производит съемки на территории частной собственности (хотя он стоял на улице), что это запрещено, и стали закрывать телекамеру, толкнули Евгения. Он упал, получил ушибы и повредил камеру. На видеопленке был записан весь процесс «общения» с охраной.

Сотрудники телекомпании обратились к руководству «Валют-Транзит Security», но никакого ответа не получили. Для решения проблемы пострадавшей стороне предложили обратиться в головной офис ФПА «Валют-Транзит», посоветовав не выдавать в эфир никакой информации.

- Вышел ли тогда в эфир ТК «31 канал-Караганда» этот сюжет?

- Первый сюжет в эфире нашей телекомпании был показан в тот же день, затем вышла аналитическая программа с расширенным сюжетом. В его подготовке помогли юристы Юрий Гусаков (Бюро по Правам Человека) и Ольга Волкова (Центр Правовой Помощи СМИ). Также вышла статья в областной газете «Ярмарка». Другие СМИ сюжеты не показали. Как я узнал, журналисты нескольких СМИ начинали готовить материал, но в итоге сюжеты и статьи так и не вышли. «Валют-Транзит» - сильная финансово-промышленная ассоциация, крупнейший рекламодатель в Караганде, поэтому никто не хочет портить отношения с этой компанией и терять доходы от рекламы.

- Как развивались события дальше?

- Сразу после случившегося телекомпания «31 канал-Караганда» вызвала полицию. Полицейские прибыли через две минуты, и вместе с ними мы направились в офис «Валют-Транзит Security». Руководство компании не позволило полицейским пообщаться с охранником Сухенко М., с участием которого произошел инцидент, ссылаясь на то, что он находится на работе, и все вопросы нужно решать через высшее руководство ФПА «Валют-Транзит».

В тот же день, 17 февраля, я написал заявление в центральный отдел полиции Казыбек-бийского района г. Караганды, где дежурный следователь посоветовал, написать заявление не со слов «прошу возбудить уголовное дело…», а со слов «прошу принять меры» - по причине «легкого вреда здоровью и незначительного материального ущерба». Как позже мне объяснила юрист Ольга Волкова, такая формулировка заявления легко позволяет полиции отказать в возбуждении уголовного дела. В этой связи, по совету юриста, мне пришлось переписать заявление. И.о. дознавателя А.Кульбаева заявила, что заявления не переписываются, но после моего обращения к начальнику отдела дознания, г-же Кульбаевой все же пришлось принять новое заявление, начинающееся со слов «прошу возбудить уголовное дело…». В этот же день меня допросили, заполнив протокол допроса, и больше никаких действий от полиции не последовало.

- А как же работа со свидетелями?

- Полиция не попросила предоставить свидетелей и даже не поинтересовалась, есть ли они, хотя, показывая сюжет в эфире телеканала, мы сообщили номер телефона офиса телекомпании для очевидцев происшедшего и пустили «бегущую строку». Нам позвонили и откликнулись 8 человек.

Г-ном Сухенко было предоставлено порядка шести свидетелей, хотя на улице находилось всего два охранника. Все свидетели были сотрудниками «Валют-Транзит Security» и на тот момент времени находились в подчинении у г-на Сухенко (он являлся начальником смены). По их показаниям выходило, что Сухенко меня не толкал, а просто мы вместе поскользнулись, первым упал Сухенко, а я упал на него вместе с камерой… Над этой ситуацией даже подшучивали мои коллеги, когда позже г-н Сухенко появился у нас в офисе.

В итоге, как указано в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенном в марте 2004 г. за подписью начальника отдела дознания центрального отдела полиции Караганды Айтбека Кенжетаева, «свидетелей и очевидцев, подтверждающих факт избиения Кириенко, нет…». Однако телекомпания «31 канал-Караганда» сочла, что правоохранительным органом не предприняты все оперативно-розыскные меры по поиску свидетелей происшедшего, так как даже на видеопленке отчетливо видно, что данный инцидент происходил на глазах большого скопления граждан.

- Какова причина отказа в возбуждении уголовного дела, и как Вы узнали об отказе?

- Так как от полиции не поступало никакой информации, я позвонил сам и узнал, что в возбуждении уголовного дела в отношении Сухенко мне отказано в связи с отсутствием состава преступления.

- Обращались ли Вы в прокуратуру?

- Да. После получения на руки постановления я написал заявление в районную прокуратуру. Прокуратура, рассмотрев его, отменила постановление центрального отдела полиции и направила дело на доследование в ГУВД Карагандинской области. Примерно через неделю после вручения мне соответствующего документа мне позвонила г-жа Кульбаева и приказным тоном потребовала «немедленно явиться» в отдел полиции и принести с собой оригинал кассеты с записью произошедшего. Я заявил, что кассета является собственностью телекомпании «31 канал-Караганда», и полиция должна написать запрос о ее предоставлении. Г-жа Кульбаева ответила, что она «изымет» ее по протоколу изъятия. Однако я знаю, что это не соответствует требованиям законодательства. После нашего разговора от полиции больше не поступало никакой информации.

- А от г-на Сухенко?

- Приблизительно через месяц после выхода в эфир сюжета, к нам в офис явился г-н Сухенко вместе с участковым инспектором и вручил письмо на имя директора телекомпании г-на Завацкого Е.Н. с требованием о возмещении ему морального ущерба в размере 50 000 тенге. Г-н Сухенко счел, что сюжет, вышедший в эфире телекомпании «31 канал-Караганда» (а не поведение г-на Сухенко – прим. ред.), негативно повлиял на его репутацию. Участковый допросил меня и редактора телеканала Викторию Богатыреву, а также просмотрел сюжет. Больше ни полицейские, ни г-н Сухенко в нашем офисе не появлялись.

- То есть дело не продвигается? Что Вы планируете предпринять?

- По приезду в Караганду я собираюсь обратиться в Карагандинскую областную прокуратуру с жалобой на г-жу Кульбаеву и г-на Сухенко.

- А как развивались отношения Вашего телеканала с компанией «Валют-Транзит»?

- В начале мая «Валют-Транзит Security» был награжден шуточным дипломом «За удаль молодецкую» в номинации «Против лома нет приема» Фондом Защиты Свободы Слова «Адил Соз» и Бюро по Правам Человека (5 мая 2004 г. на пресс-конференции, приуроченной ко Всемирному дню свободы прессы, организованной «Freedom House» совместно с Международным Фондом защиты свободы слова «Адил Соз» - прим. ред.).

А через месяц, в начале июня, «Валют-Транзит» заказал телекомпании «31 канал – Караганда» рекламный сюжет, посвященный участию компании в праздновании юбилея города, дня защиты детей и др. Мне была поручена съемка на концерте российской группы «Гости из будущего», приглашенной компанией «Валют-Транзит». Во время концерта ко мне и журналисту Наталье Мосуновой подошел директор «Валют-Транзит Security» и, сильно нервничая, потребовал покинуть мероприятие, негативно отзываясь о нашем телеканале и новостных сюжетах. В это время один из охранников даже поинтересовался у начальника: «Так это и есть Кириенко?!». После этого я удалился (мне даже не позволили забрать свой штатив, его потом принес оператор другого телеканала), однако журналистке разрешили остаться на концерте. Результатом нашей работы стал еще один «интересный» сюжет, где мы также рассказали о награждении «Валют-Транзит Security» дипломом.

- Предпринимались ли попытки помириться?

- После выхода сюжета в эфир в офис телекомпании пришла представитель компании «Валют-Транзит» и предложила примирение сторон. Она попыталась очернить меня в глазах руководства, заявив, что у компании «Валют-Транзит» заведено на меня «досье» (естественно, их компромат совершенно не соответствовал действительности) и задавалась вопросом, как руководство телеканала до сих пор меня не уволило. Представитель компании также сообщила, что г-н Сухенко уволен из компании «Валют-Транзит Security» и предложила нам примирение, намекнув, что для этого телекомпании лучше избавиться от конфликтного сотрудника (то есть Е.Кириенко – прим. ред). Руководство моего телеканала такого предложения не приняло.

Позже компания «Валют-Транзит» предприняла еще одну попытку примирения, попросив не давать дальнейшего хода делу. В противном случае нас предупредили, что у «Валют-Транзит» «теплые отношения» с судебными органами и «богатый опыт» общения со СМИ (по словам одного из представителей компании, из пяти судебных разбирательств только в одном стороны пришли к компромиссу, в остальных - СМИ проиграли). Так что нам, в случае сопротивления «такой «серьезной» организации», ничего добиться не удастся. Предложения о примирении на таких условиях мы также не приняли. Я хочу добиться справедливости, чтобы виновные были наказаны.

Комментарий юриста

Как отмечают юристы Фонда Защиты Свободы Слова «Адил Соз», воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста путем принуждения его к распространению либо отказу от распространения информации образует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 155 УК РК. Те же действия, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, а равно с применением насилия либо угрозы его применения, образуют состав преступления, предусмотренный ч. 2 указанной статьи Уголовного кодекса РК.

Создание условий, препятствующих журналисту осуществлять свои законные права и обязанности либо полностью лишающих его этой возможности, образует состав правонарушения, предусмотренный ст. 352 Кодекса об административных правонарушениях в РК.

Действия должностных лиц, препятствующих журналисту в получении информации, могут быть оспорены в суде в порядке ст. ст. 278-282 ГПК РК. Кроме того, против таких лиц по протоколу уполномоченного лица Министерства информации на основании ст. ст. 352, 635 и 636 КоАП РК может быть возбуждено административное производство за создание условий, препятствующих журналисту осуществлять предусмотренные законом права и обязанности.

- Евгений, как Вы считаете, являются ли в Караганде подобные случаи, когда операторам запрещается производить видеосъемку, а журналистам – готовить материал для сюжетов, единичными или они уже стали обыденным явлением?

- Это не единичный случай. Я знаю много таких примеров.

- Как реагируют на такие ситуации Ваши коллеги?

- У нас такая ситуация, что не все могут говорить правду и рисковать. Мне кажется, наш канал является единственной по-настоящему независимой телекомпанией, которая может все рассказать, поэтому нам так часто приходится сталкиваться со всякими трудностями.

Косвенным подтверждением словам Евгения стал тот факт, что его коллеги из Караганды, также участвовавшие в тренинге, проводимом «Интерньюс-Казахстан», отказались от комментариев…

- По Вашему мнению, какой можно найти выход из ситуации, когда ограничивается свобода получения и распространения информации?

- Я считаю, люди, которые занимают ответственные посты в государственных органах, и частные компании, которым приходится сталкиваться со СМИ, должны знать и соблюдать закон.

Как считает Центр Правовой Помощи СМИ, «решить эту проблему можно путем проведения совместных семинаров или встреч журналистов и представителей государственной власти в целях налаживания информационного сотрудничества и детального усвоения понятий «гласность, открытость, публичность». В любом случае, ситуация должна меняться либо добровольно, либо принудительно, ведь наше государство правовое, а человек, его жизнь, права и свободы являются высшими его ценностями».

По данным мониторинга Фонда Защиты Свободы Слова «Адил Соз», необоснованные ограничения и отказы в получении информации являются наиболее частыми нарушениями прав журналистов и СМИ.

В 2001 году мониторинг зафиксировал 130 таких сообщений, в 2002 году их было более 263, в 2003 году - 415. За шесть месяцев 2004 года мониторинг зафиксировал 11 случаев воспрепятствования профессиональной деятельности и 166 случаев отказа и ограничений в предоставлении общественно значимой информации. Начиная с 2000 года мониторинг Фонда «Адил Соз» зафиксировал только один случай компенсации морального вреда (5000 тенге), взысканного с чиновника за непредставление информации в пользу газеты «Вечерний Талды-Корган». И только 2 случая обращения в суды средств массовой информации с исками о предоставлении информации («Уралькая неделя», Еслямова Т. и «Флэш!», Данилевский Д.). Как отмечают юристы Фонда, мониторинг отражает лишь часть информации о правонарушениях. Другие случаи остаются за рамками гласности.

Рецепт реализации прав журналистов прост и сложен одновременно: правовая грамотность, цивилизованный диалог сторон и журналистская солидарность.

Беседу вела Ирина Сафонова, редактор веб-сайта «Интерньюс-Казахстан»
Юридический комментарий подготовлен юристами Международного Фонда Защиты Свободы Слова «Адил Соз»
Статистика правонарушений – «Адил Соз»

05 июня 2004 г. Соб. инф.
В статье использованы материалы Центра Правовой Помощи СМИ
http://www.medialaw.kz/index.php?r=103&lang=1&c=1617
http://www.medialaw.kz/index.php?r=103&lang=1&c=1499
http://www.medialaw.kz/index.php?r=217&lang=1&c=1434
 

 

Вернуться на главную страницу Архив новостей Internews Kazakhstan