Internews Kazakhstan Новости на сайте Internews Network Kazakhstan
Вернуться на главную страницу
Новости Internews Kazakhstan
Проекты Internews Kazakhstan
Семинары Internews Kazakhstan
Бюллетень Internews Kazakhstan
Бюллетень Законодательство и практика средств массовой информации Казахстана
Законодательство Республики Казахстан о средствах массовой информации
Глобальная Инициатива по Политике Интернет (GIPI)
Международный общественный фонд защиты свободы слова Адил Соз
Различная литература
Маркетинг электронных средств массовой информации
Телерадиокомпании Казахстана
Национальная Ассоциация Телерадиовещателей Казахстана
Форумы Internews Казахстан
Об Internews Казахстан
Представительства Internews Network в Internet и другие ссылки
Select to English Pages
Подписка на получение новостей Internews Kazakhstan по электронной почте Архив новостей Internews Kazakhstan

Мастера центрально-азиатского пиара

Размышления журналиста по поводу III Евразийского медиа-форума

Джереми ДРЮКЕР

Евразийский медиа-форум … в Алматы дает новый импульс дебатам о том, что следует делать с жесткими политическими режимами, господствующими в регионе - продолжать работать с ними или бойкотировать их.

Критики называют это пределом цинизма: медиа форум проводится при поддержке правительства страны, которая известна очень длинным списком примеров жестокого подавления СМИ. На конференции 2003 года сотни иностранных журналистов приняли участие в групповых дискуссиях на тему свободы слова, тогда как один из немногих независимых журналистов страны томился в тюрьме по обвинениям, которые многие сочли сфальсифицированными. В этом году уже висят плакаты с логотипами партнеров конференции CNN и ИТАР-ТАСС, а тем временем новый драконовский закон о СМИ уже лежит на столе у президента, и не хватает только лишь одной его подписи, чтобы закон вступил в силу.

Организаторы, отрицая какую бы то ни было политическую подоплеку и настаивая на том, что они лишь обеспечивают необходимую площадку для диалога и сотрудничества между Западом и Востоком, год за годом добиваются привлечения крупнейших фигур мира СМИ к участию в форуме. Дебаты по поводу конференции возникают по мере того, как Запад все больше сталкивается с проблемой своих взаимоотношений с деспотичными режимами региона. Большинство из них является новоиспеченными партнерами в войне против террора, объявленной США, но в то же самое время они не спешат отказываться от своих старых методов расправы над оппозицией и подавления независимых СМИ.

Вопрос о том, что следует делать с этими режимами - продолжать работать с ними или бойкотировать их по мере того, как прогресс замедляется или не наблюдается вообще - остается ключевым в целом при подходе к проблеме зарубежной помощи и демократического развития.

Я был приглашен в прошлом году в качестве ведущего панельного заседания ЕАМФ по он-лайн журналистике, но вследствие противоречивой сущности конференции я долго сомневался по поводу своего участия и принятия предложения организаторов покрыть все расходы (участников обеспечивают бесплатным проживанием и питанием). В конце концов, после долгих раздумий я решил принять приглашение, в первую очередь потому, что мне хотелось самому прочувствовать эту противоречивость.

Когда я покидал Алматы, мне было ясно, что суть вопроса не такая черно-белая, как мне казалось до этого. В ходе конференции я услышал ряд здравых аргументов “за” и “против” участия. Ниже предлагаю вам свои впечатления о II Ежегодном Евразийском Медиа-форуме, отобранные из записей и интервью, сделанных на конференции и после нее.

Связи с правительством

Официальным организатором ежегодной встречи, по крайней мере, на бумаге, является Фонд Евразийского Медиа-форума - неправительственная некоммерческая организация, зарегистрированная в Казахстане. На деле председателем оргкомитета ЕАМФ является никто иной, как Дарига Назарбаева - старшая дочь президента и амбициозный политик. Ее провластная информационная компания “Хабар”, доминирующая на внутреннем рынке СМИ, играет ведущую роль в организации форума. Кроме того, ее отец открывал работу конференции в прошлом году, и в этом году также намерен произнести речь на открытии форума. В ходе ЕАМФ-2003, Назарбаева дала понять, что она много больше, чем номинальная глава мероприятия - по общему мнению, она играет центральную роль в утверждении программы и отборе докладчиков.

Желая показать свою независимость от властей, организаторы заявляют, что деньги на проведение ЕАМФ берут не у государства. Финансирование обеспечивают местные и зарубежные компании и ряд грантов (в прошлом году один грант был предоставлен NATO). Тем не менее, большинство компаний из списка спонсоров принадлежат либо государству, либо так или иначе связаны с президентской “Семьей” (так в Казахстане называют клан Назарбаева, контролирующий большую часть экономики страны).

Это наталкивает на мысль о том, что эти “спонсоры” не имели иного выбора, кроме как пожертвовать значительные суммы на проведение этого помпезного мероприятия. Но это практически невозможно проверить. Организаторы ограничиваются публикацией списка спонсоров на интернет-сайте ЕАМФ и не раскрывают информацию ни о размере взносов, ни о стоимости проведения форума, ни о любых иных финансовых вопросах, заявляя, что это “вопрос внутренней политики и внутреннего менеджмента”.

Этой связи с властями и президентской семьей было более, чем достаточным основанием для протеста со стороны казахстанских оппозиционных журналистов, а также местных и зарубежных защитников свободы прессы. На открытии форума в 2003 году группа известных оппозиционных и независимых журналистов страны распространили письмо, в котором приводился внушительный список фактов репрессий против СМИ, организованных властями Казахстана. В частности, было указано на сфабрикованные обвинения против оппозиционных журналистов, закрытие независимых телеканалов и монополизацию информационного пространства семьей Назарбаева.

“За глобальностью масштабов форума его организаторы преследуют главные для себя цели - это попытка создать себе имидж друзей мировой прессы и тем самым сгладить критику международных организаций, а также демонстрацией своих аффилированных СМИ скрыть факты расправы над независимой прессой в Казахстане, - говорилось в заявлении. - Власть, которая уничтожает свободу слова в собственной стране, не имеет морального права выступать организатором и участником форумов в защиту мировых СМИ”

Эти слова точно также можно отнести и к нынешнему году.

Холеные клиенты

Организаторы под начальством Назарбаевой заявляют, что их цели при проведении форума заключаются лишь в предоставлении площадки для диалога профессионалов в области средств массовой информации и в продвижении сотрудничества и взаимного понимания между Востоком и Западом по вопросам ислама, религиозных конфликтов, коррупции, и... свободы прессы. Дочь президента в своем приветственном слове в прошлом году объявила: “СМИ сегодня должны быть независимыми и способными дать возможность обществу понять себя. Таким образом, никто не имеет права использовать СМИ как инструмент манипуляции или пропаганды”.

В прошлом году подобные прокламации были вкраплены в плотную программу встреч и заседаний, проходивших в пятизвездочном отеле Анкара в деловом центре Алматы. Хотя дискуссии иногда были затянуты из-за того, что спикеры и аудитория легко отклонялись от темы, логистика была проведена на высшем уровне. Услужливые холеные работники “Хабара” и работники службы безопасности раздавали материалы конференции.

Студентки местной бизнес-академии, казашки и русские, в голубо-золотой униформе и шейных платках, похожих на пионерские галстуки, были готовы помочь участникам форума. Еда, словно из рога изобилия, доставлялась из ресторана отеля для различных “культурных мероприятий”, как например, вечера казахских песен и танцев в городском театре и послеполуденного похода в горы в предместьях Алматы.

Лоск, поражающий пришельцев с Запада, впервые имеющих дело с Казахстаном, людей, более знакомых с этой страной, уже не удивляет. В отличие от своих партнеров в других частях бывшего Советского Союза, казахская элита четко уяснила, что имидж имеет огромное значение, и что при организации подобных акций не стоит жалеть денег на приглашение профессионалов. За последние несколько лет, правительство потратило миллионы долларов на лоббистские фирмы и на кампании по формированию общественного мнения. Вот лишь один пример: в прошлом году газета “Файнэншл таймс” сообщила о том, что власти Казахстана планировали заплатить 1 миллион долларов крупнейшей лоббистской фирме в Вашингтоне Patton Boggs за услуги по улучшению репутации Казахстана среди американских чиновников и в прессе.

Кроме этого, власти могут действовать и намного более изощренно: оппоненты режима говорят о том, что среди методов, используемых правительством, есть ряд стратегий, нацеленных на искажение реальности до такой степени, что докопаться до правды представляется весьма сложной задачей. Дело Сергея Дуванова, ставшее мрачным фоном прошлогодней конференции, наглядный тому пример.

Меченый

За последнее десятилетие Сергей Дуванов, активный участник политических событий в стране, происходивших после обретения независимости, стал одним из ведущих независимых журналистов и правозащитников Казахстана. Он был одним из немногих, кто отважился написать о фактах коррупции в высших эшелонах власти. Это то, что известно как Казахгейт - скандальные обвинения в том, что западные нефтяные фирмы давали огромные взятки руководителям Казахстана, включая президента Назарбаева, за концессии на разработку крупных месторождений углеводородов.

Главным фигурантом Казахгейта является американский гражданин Джеймс Гиффен, являвшийся в свое время специальным советником Назарбаева. Весной 2003 Большое Жюри США предъявило ему обвинение в даче взяток чиновникам Казахстана в размере более 80 миллионов долларов от лица нефтяных компаний. (Имеется предположение, что Гиффен может заключить сделку с признанием вины и “сдать” Назарбаева; это будет иметь серьезные последствия для характера дальнейших отношений Казахстана с Западом, включая его роль в войне против терроризма, и с мировыми финансовыми институтами).

С того момента как разразился скандал, власти Казахстана обрушили репрессии на местные оппозиционные СМИ, посмевшие публиковать материалы о разбирательстве в американском суде. В связи с этим, большинство международных организаций прессы сочли, что арест Дуванова в октябре 2002 года и последующее его осуждение по обвинению в изнасиловании несовершеннолетней, были провокацией, подстроенной властями. Журналист был арестован в день, когда он должен был вылететь в США для встречи с американскими официальными лицами с целью обсуждения с ними вопросов следствия по делу о Казахгейте. Двумя месяцами ранее в августе Дуванов был жестоко избит тремя неизвестными, которые предупредили его, что в следующий раз они искалечат журналиста, если он не прекратит писать. Он не прекратил.

Голландский дипломат, присутствовавший на суде, писал: “Не приходится сомневаться, что Сергей Дуванов стал жертвой политически мотивированной секретной операции спецслужб, имевшей целью дискредитировать журналиста”. В предельно детальном отчете дипломата говорится о множестве доказательств, свидетельствующих об организованной провокации спецслужб, и о ряде подозрительных процессуальных нарушений, допущенных полицией.

Капля в море

Хотя практически все зарубежные организации, защищающие свободу прессы, равно как и ОБСЕ, открыто усомнились в справедливости приговора, общественное мнение казахстанцев весьма неоднородно. Лишь небольшая группа людей, среди которых оппозиционеры и журналисты, коллеги Дуванова, уверены в его полной невиновности. Однако их газеты, независимые от государства, подробно освещавшие весь процесс, доходят в лучшем случае лишь до 40-50 тысяч человек в стране с населением в 15 миллионов.

Остальная пресса в значительной степени контролируется государством или находится во владении членов президентской семьи (вопросы собственности газет и журналов остаются непрозрачными, но, по мнению аналитиков, подавляющее большинство СМИ находятся в руках семьи Назарбаева). Ситуация вокруг вещательных СМИ еще хуже. Ведущая независимая телекомпания была закрыта через несколько месяцев после Первого ЕАМФ. Все проправительственные СМИ либо проигнорировали дело Дуванова, либо озвучивали предположения в ходе суда о том, что он, по крайней мере, частично виновен.

Разговаривая с умными независимыми людьми, становится ясно, что организованная властями информационная блокада привела к тому, что вокруг дела Дуванова возникла атмосфера сомнений и инсинуаций.

Хороший полицейский, плохой полицейский

Тень дела Дуванова, которая омрачала ЕАМФ-2003, казалось, придавала попыткам организаторов завоевать сердца и умы отечественной и иностранной публики некую назойливость, если не сказать отчаянность. И хотя Дуванов переведен под домашний арест, ситуация вокруг него, похоже, станет темой новых обсуждений на форуме и в этом году.

В прошлом году, советник Назарбаева Ермухамет Ертысбаев, выступая на панельной сессии “Журналисты под давлением”, сказал: “По моему мнению, все эти годы Дуванов был профессиональным политиком. Я знаю, люди в этом зале отдали бы свои голоса за то, чтобы освободить его. Жаль, что столь уважаемые гости стали жертвой манипуляций в этой идеологической битве”.

“Позвольте мне открыть вам секрет”, продолжил он. “После ареста Дуванова, я, как советник президента, сказал ему (Назарбаеву): Дуванов входит в число оппозиционной элиты, надо замять это дело. Я знал, как об этом будут говорить, скажут, что власти его преследуют за его журналистскую деятельность”. Ертысбаев сказал, что президент тогда потребовал разобраться, не сфабриковано ли дело, но потом ему было доложено, что преступление было совершено. Советник президента завершил свое выступление угрозой - он сказал, что поле для оппозиции будет сужено. Он заявил, что ему бывает нелегко различить, работает ли тот или иной “корыстолюбивый журналист” на СМИ или на “радикальные оппозиционные силы”.

Отдельные элементы форума оставили ощущение инсценировки. Время от времени чиновники и бизнесмены организованно вступали в дискуссию, словно желая выслужиться перед властями и заслужить отметку за то, что подняли “правильную” тему. Даже Назарбаева, отойдя от программы, взяла несколько минут после одного из панельных заседаний для того, чтобы защитить своего отца от обвинений в коррупции и напомнить нам, что человек считается невиновным до тех пор, пока его вина не доказана.
Это было в первый раз для многих иностранных гостей форума, когда они из первых уст услышали мнение властей Казахстана о Дуванове, Казахгейте и СМИ, и, возможно, некоторым из них показалось, что ситуация не так плоха, как они слышали. Назарбаев сам в своей программной речи изо всех сил старался убедить аудиторию в том, что ошибки (он назвал их “остановками на пути”) на самом деле имели место, но это было естественно для посттоталитарной страны, и что сейчас развитие идет в верном направлении. Он заявил, что большинство СМИ находятся в частной собственности, цензура отменена и созданы экономические условия для появления новых независимых СМИ.

“Некоторые особенности нашей жизни иногда непонятны для людей с Запада, которые привыкли к простым и фундаментальным понятиям частной собственности, свободы слова и открытого общества. Нам следует отказаться от иллюзии о возможности реализации модель либеральной плюралистической прессы в бедном обществе, раздираемом социальными конфликтами”, - сказал президент, правящий страной с 1989 года, когда она еще была советской республикой.

Диниса Дуванова, дочь осужденного журналиста, подвергла сомнению эту точку зрения в разговоре со мной: “Настоящая ужасающая ситуация вокруг прав человека в Казахстане - это прямое следствие официальной политики по отношению к СМИ, а не результат коммунистического наследия или неразвитой социальной сферы. Я жила в Казахстане в середине 1990-х годов и была свидетелем быстрого развития независимых электронных СМИ, роста числа газет, и доверия людей к независимым источникам информации. К 1997 году показатель количества независимых радио- и телестанций на душу населения в Казахстане был чуть ли не в два раза больше, чем в России, и превысил аналогичный показатель Центрально-Европейских стран. Я также была свидетелем и постепенной монополизации СМИ государством, начавшейся после образования государственного информационного агентства под руководством Дариги Назарбаевой и проведения тендера на частоты в 1998 году, который отозвал лицензии у большинства наиболее популярных электронных СМИ”.

В самом деле, 10 лет назад, в Отчете о свободе прессы международной организации Freedom House казахстанские СМИ были названы “частично свободными”. С тех пор рейтинг страны скатился до показателя “несвободной”. В частности, отчет за 2003 год указывает на широко распространенную практику самоцензуры и заявляет, что “режим Назарбаева контролирует или иным образом оказывает влияние на большинство газет, типографий, каналов сбыта, а также на электронное вещание”.

Другой отчет Freedom House “Страны переходного периода” представляет собой рейтинг стран региона с 1997 года по целому ряду категорий процесса демократизации. По категории состояния независимой прессы, рейтинг Казахстана год от года либо держался на одном уровне, либо падал. Сейчас Казахстан стоит в таблице ниже Кыргызстана и Таджикистана.
Тем, кто видит в этих бедах руку Назарбаева, а не советское наследие - а таких немало - наверное, покажется особенно ироничным, что в программе предстоящего форума заявлена панельная дискуссия на тему “Кто платит тот и...”. Один из вопросов на повестке: “ Какую опасность для свободы слова представляют разрастающиеся частные медиа-империи, владельцы которых преследуют собственные политические интересы?”

Другая жизнь

...Устав от нудных семинаров, я покинул конференцию и отправился на противоположный конец города. Здесь СМИ жили другой жизнью, далекой от блеска гостиницы Анкара. Редакция оппозиционной газеты “СолDАТ” была совершенно непритязательного вида: несколько комнат в одноэтажном доме. Рядом странным образом соседствовали красочные особняки с куполами за массивными бетонными заборами и хлипкие домики трущобного типа с жестяной кровлей.

“Мы пытались снять в аренду офисы в зданиях правительственных СМИ, но безуспешно: едва мы въезжали в помещение, как нас просили его покинуть”, - говорит Бапи, работавший в государственных СМИ, а затем в пресс-службе премьер-министра Кажегельдина. ...Бапи, осужденный условно за критику президента, не был приглашен на первый Евразийский медиа форум. Год спустя, в 2003, организаторы конференции пригласили его и его коллег, но он не принял приглашения. Он считает, что организаторы на самом деле заинтересованы не в том, чтобы прислушаться к голосу оппозиции, а в том, чтобы “показать наблюдателям, международным СМИ и представителям мировой прессы, что есть у нас оппозиция - и вот она здесь, на форуме”.

...Пока я разговаривал с Бапи, в офис “СолDАТа” вошел высокий мужчина средних лет, присел к нам и стал внимательно вслушиваться в наш разговор. Через несколько минут Бапи сделал паузу и сказал: “Я хочу представить вам нашего гостя, бывшего заместителя премьер-министра, губернатора одной из областей, бывшего посла в Турции и секретаря Совета Безопасности, а в настоящее время гражданина Казахстана, невостребованного администрацией. Он не может сказать ничего положительного о Назарбаеве, потому что у него еще осталась совесть, - поэтому он и безработный”.

Балташ ТУРСУМБАЕВ занимал все эти посты и еще ряд высоких должностей при советской власти. Он говорит о себе, что всегда был бунтарем, прямолинейным человеком, даже когда работал рядом с президентом (“Я говорил Назарбаеву что надо делать, а что делать не надо”, - сказал он мне). Я спросил его, почему давление на прессу усилилось, даже несмотря на Евразийский медиа форум.

“В последние два года Назарбаев почувствовал, что “Казахгейт” настигает его”, - сказал Турсумбаев. - Он решил, что у него есть два способа (справиться с этим - примеч. автора): во-первых, полностью задушить и уничтожить всю независимую и оппозиционную прессу, спрятать ее за решетку, заставить замолчать. Ну, а иностранцам он решил устроить хороший прием, надеть красивый галстук, французский костюм, хорошие туфли и представиться демократом - и этого хватит для зарубежных СМИ”.

“Намного сложнее, чем вы думаете”

Турсумбаев поднял тему, которую я часто слышал от людей, критиковавших форум. “Когда я призывала бойкотировать форум, я не питала иллюзий о его целях, - говорит Дуванова, получившая политическое убежище в США после окончания учебы. - Объявление о проведении форума последовало всего через несколько недель после того, как Назарбаев выразил озабоченность ухудшением международного имиджа Казахстана. Форум был попыткой улучшить этот имидж. ...Логика проста: хорошо накормить, бесплатно, показать им свое уважение, и они (журналисты - примеч. автора) будут тебя любить”.

Разумеется, не всех представителей иностранных СМИ так легко обмануть попытками Назарбаева играть роль главного центрально-азиатского миротворца и демократа или способностью форума положительно повлиять на ситуацию в сфере средств массовой информации. Пиар работает в большой степени потому, что Казахстан нельзя назвать однозначно нереформируемым авторитарным режимом, подавляющим население, запрещающим оппозиционные партии, бросающим в тюрьмы всех своих политических оппонентов и уничтожающим все недовольные голоса. Экономика, подпитываемая нефтью, активно развивается, рядовые граждане, а не только сверхбогачи, начинают чувствовать преимущества после повышения расходов правительства на здравоохранение и образование. Это не Узбекистан и не Туркменистан.

“Это немного сложнее, чем вы думаете, - говорит Питер ПРЕСТОН, в течение двадцати лет работавший редактором The Guardian и в ходе своего первого визита в Казахстан представлявший Международный институт прессы. - В по-настоящему деспотических для прессы странах - а я бывал в таких - вы не можете купить никаких газет извне, не можете получить объективных новостей, вы чувствуете себя нормально только в отеле для иностранцев. Здесь ситуация не совсем такая”.

В ходе форума Престон был приглашен на телепередачу, посвященную ситуации со СМИ, и был удивлен весьма открытой и оживленной дискуссией, в которой приняла участие Тамара КАЛЕЕВА, глава уважаемой казахстанской организации защиты свободы слова. “То есть ситуация еще не совсем безнадежна, не совсем цинична. Я так не думаю”, - сказал Престон.

Хозяева форума, впрочем, не смогли убедить участников в терпимом отношении к критическим мнениям даже в стенах отеля. В один из вечеров я со своими коллегами из Азербайджана и Узбекистана отправился проверить обоснованность обвинений в интернет-цензуре со стороны таких международных организаций, как “Репортеры без Границ”. Хотя узбекские журналист и правозащитник смогли открыть web-сайты, которые обычно недоступны из Узбекистана (из-за блокировки, применяемой узбекским правительством по отношению к этим ресурсам), никто из нас не смог получить доступ к казахстанским новостным сайтам Eurasia.org.ru или kub.kz, или к интернет-версиям оппозиционных газет, таких, как “Республика”.

И дело было не в слабых модемах: в блестящем, оборудованном по последнему слову техники пресс-центре стояло около 25 современных компьютеров с высокоскоростной связью, которая посрамила бы многие интернет-кафе на Западе. Хотя количество казахстанских читателей незначительно, власти явно обеспокоены способностью этих сайтов влиять на элиту, включая потенциальных раскольников в их собственных рядах.

Позже, на сессии, посвященной интернет-журналистике, где я был ведущим, я спросил Назарбаеву, не могла бы она разъяснить официальную позицию относительно широкой блокировки оппозиционных web-сайтов, поскольку никто не вызвался выйти с таким вопросом. Она на это заявила, что не имеет отношения к властям страны (хотя незадолго до этого защищала своего отца), и раздраженно пояснила, что является всего лишь одним из организаторов форума и не может выражать точку зрения правительства.

Только после этого министр информации - доселе не проронивший ни слова - неубедительно сказал, что блокировка является серьезным нарушением свободы слова, и пообещал вплотную заняться этим вопросом. Год спустя доступ к оппозиционным сайтам все еще блокирован.

Степень диалога

Критики отмечают, что казахстанские власти любят сравнивать ситуацию в Казахстане с другими центрально-азиатскими странами в свою пользу - ведь те понимают, что любая видимость подвижек в сторону открытости и гибкости будет встречена с распростертыми объятиями. “Творцы новостей на “Хабаре” и в администрации президента достаточно смышлены, чтобы следить за тем, что говорят критики, и поддерживать с ними отношения”, - говорит Иван СИГАЛ, директор “Интерньюс” по Центральной Азии, который посетил прошлогодний форум.

“Они не практикуют абсолютно авторитарных отношений. Они не скажут: “мы не желаем с вами разговаривать”, не скажут, что им безразлично ваше мнение. Они выслушают ваши советы, но потом просто проигнорируют их. Именно так они обращаются с оппозицией, так они обращаются и с международными представителями. До определенного уровня вас воспринимают, но в конце концов делают по-своему, и степень диалога просчитывается ровно настолько, чтобы умиротворить международную критику”.

“В Казахстане, по сравнению с другими центрально-азиатскими республиками, эта пиаровская игра ведется более изощренно, - добавляет он. - В мягко авторитарной манере тут создается настоящая серая область, когда люди не знают правду, и каждый старается придать себе некую ауру правдивости, и все за это борются”. Именно по этой причине Сигал призывал представителей зарубежных СМИ бойкотировать мероприятие, считая, что их участие может непроизвольно помочь окрасить эту серую область в пользу властей только благодаря самому факту их присутствия.

Таковы проблемы, с которыми постоянно сталкиваются западные институты в Центральной Азии, особенно в мире после 11 сентября, где растет сотрудничество в политической и военной сфере, тогда как ситуация с правами человека и демократией продолжает ухудшаться. Как сотрудничать, не создавая впечатления прощения грехов партнерских государств? Что лучше: бойкотировать любой контакт с безнравственными государствами или строить отношения, используя их для продвижения постепенных реформ?

В 2003 году на конференции “Радио свобода”, посвященной СМИ Центральной Азии, представитель ОБСЕ по свободе слова Фраймут ДУВЕ рассказал о попытках использовать его лично и его офис для подобных целей легитимизации. Он особенно упомянул Казахстан: “... они хотят быть частью западной семьи, хотят быть своими... по многим причинам, включая нефть. Мы можем использовать это желание войти в семью, но нам нужно быть очень осторожными и не ошибиться. Разумеется, они пользуются этим - например, меня приглашают на встречи, чтобы сфотографировать рукопожатия. Такие приглашения я не принимаю и не приму. Я не хочу быть геральдическим колесом для диктаторов”.

Домашняя легитимизация

Задача форума, однако, - не только изменение международного мнения. Яркие публикации до, во время и после конференции, рекламные щиты, развешанные по всему городу, флаги на улицах - все это также рассчитано на местную публику, на поднятие престижа режима, на укрепление его статус-кво. И это по-настоящему тревожит некоторых критиков форума и тех, кто призывает к бойкоту.
“Форум преследует две пиаровские цели, - говорит Сигал. - Первая - построить отношения с внешним миром, международными вещателями и другими, но, что еще более важно, по крайней мере, не менее важно, - это идея придания легитимности самому правительству. Форум позволяет правительству поставить национального вещателя, “Хабар”, в один ряд с международными вещателями, заслужившими доверие, - Би-би-си, Си-би-си, “Ассошиэйтед пресс” и другими приглашенными. Тем самым “Хабар” пытается придать ауру честности и объективности своим собственным новостям, своей собственной информационной игре. Для них ценность вашего присутствия заключается в том, что оно позволяет им продвигать свои собственные интересы независимо от того, что вы говорите”.

Сигал уверен, что любая настоящая дискуссия по вопросам СМИ не получит эфира. “Они принимают идею диалога, но лишают его содержания. Это относительно изощренный пропагандистский ход: вы из участника, так или иначе, превращаетесь в соучастника”.

Перед отъездом в Алматы я получил письмо по электронной почте с похожими предупреждениями - от коллеги, который провел много времени в Центральной Азии в последние несколько лет, писал о СМИ и обучал местных журналистов. Вот что он написал: “Одна из опасностей - у тебя берут интервью на телевидении или просто снимают часть выступления на семинаре, а затем закадровый перевод искажает твои слова. В результате казахстанские зрители получают передачу, в которой представители международной прессы восхваляют Назарбаева и его отношение к СМИ. Думаешь, они на это не пойдут? Режим, который прибегает к обвинениям в изнасиловании, чтобы преподать урок журналистам, способен вложить любые слова в чужой рот. А потом, как ты узнаешь об этом?”.

Неучастие

Эти опасения, а также неразрешенные вопросы заключения Дуванова заставили некоторых отказаться от участия в форуме в самую последнюю минуту. В их числе известные журналисты, уже заявленные в программе на 2003 год. Наиболее выдающийся из них - Тим СЕБАСТИАН, ветеран Би-би-си, ведущий программы “Тяжелый разговор”, который был заявлен председателем форума.

За две недели до форума Себастиан, Юрий ГОЛИГОРСКИЙ (главный редактор Би-би-си по Центральной Азии и Кавказу, член совещательного комитета форума в 2002 году) и Энтони РОБИНСОН из “Файнэншл таймс” заявили, что они приедут только в том случае, если им позволят увидеться с Дувановым, чей приговор был подтвержден в марте 2003 года, всего за несколько недель до открытия форума. Организаторы, однако, ответили, что они лишь могут переправить просьбу в Министерство юстиции. Организация встречи с заключенным находится в ведении властей и вне их компетенции - даже для Дариги Назарбаевой.

После отказа министерства Себастиан и его коллеги отменили свою поездку. Эйдан УАЙТ, генеральный секретарь Международной федерации журналистов, тоже решил не ехать, заявив, что дело Дуванова омрачает мероприятие. Международный институт прессы согласился участвовать только после того, как в программу были включены две дискуссии на тему “Журналисты под давлением”.

Опасность того, что к информационному бойкоту присоединятся и другие, была настолько велика, что заставила организаторов выпустить пресс-релиз, в котором Назарбаева заявила: “Евразийский медиа форум - это место для обсуждения этих проблем. Никто не пытается замолчать досадный инцидент с Дувановым, однако было бы неправильным сводить проблемы СМИ в Казахстане только к этому делу. Казахстанская журналистика сегодня очень неоднородна и противоречива и крайне нуждается в поддержке опытных коллег”.

Крупные игроки невозмутимы

Несмотря на пример Себастиана, оппозиция к форуму пока не вылилась в широкий бойкот. Отдельные личности отказались от участия, и только. Крупные международные СМИ, а также некоторые престижные академические и исследовательские институты все еще игнорируют критику форума и его политическую ангажированность. Брошюра конференции 2003 года (озаглавленная “Восток или Запад - главное, мир”) перечисляет в качестве партнеров BBC, ИТАР-ТАСС и CNN, Кембриджский университет, Институт “Запад-Восток” и многих других. В ней цитируются слова директора телевизионных новостей “Ассошиэйтед пресс” Иана РИЧИ о том, что его организация “гордится тем, что ее имя связано с конференцией”.

В отсутствие Себастиана звездой форума стал Ричард КУЭСТ, энергичный ведущий CNN. Куэст сказал мне, что перед поездкой он получил много предупреждений о политической ситуации и состоянии свободы прессы в Казахстане. Он сказал, что хочет услышать обе стороны в споре, но в целом его привлекла возможность приехать в регион и возглавить несколько дискуссий - Каспийское море, потенциал Евразии - где его познания минимальны.

“Как правило, CNN не бойкотирует мероприятия, страны или организации по журналистским соображениям, - сказал Куэст. - ...Однако наше участие ни в коем случае не является и не должно являться знаком одобрения. Мы - журналисты. Если базовые права обеспечены (право задавать вопросы, право разговаривать с теми, с кем мы считаем нужным, право управлять потоком информации и право диалога с местными СМИ и журналистами), то нет причин отказываться от участия”.

Тем не менее сама связь респектабельных организаций с Евразийским медиа форумом придает ему некое ощущение “одобрения” и обеспечивает столь необходимую легитимизацию мероприятия. На мой вопрос к организаторам, кто может стать “партнером”, я получил довольно либеральную формулировку: “все организации, компании и частные лица, внесшие вклад в подготовку и проведение форума”. Сюда входит как организация разных семинаров, так и простое освещение события или пиар.

Такой подход вполне приемлем для CNN, организовавшей дискуссию во главе с Куэстом и заключившей крупную бартерную сделку с форумом, обменяв рекламу на марку ко-спонсора заключительной церемонии и систему знаков в конференц-центре. С другой стороны, ВВС также попала в список партнеров, хотя была представлена всего лишь одним продюсером в неофициальной должности, который помог организовать несколько сессий. И это несмотря на то, что ведущий редактор Юрий Голигорский бойкотировал форум вместе с Себастианом, одним из главных звезд корпорации...

Покуда наемники придают программе некоторый вес, вроде прошлогоднего председателя форума Риза ХАНА (бывший ведущий CNN, переквалифицировавшийся в наемного модератора) и ведущих гостей нынешнего форума Ричарда ХОЛБРУКА и Ричарда ПЕРЛЯ, покуда большие и малые охотники за рекламой и контактами видят в форуме выход на Центральную Азию и покуда защитники свободы прессы видят больше резона в участии, нежели в отстранении, бойкота не будет.

Ключ к будущему Евразийского форума в том, насколько его организаторам удастся дистанцироваться - пусть на ничтожно малое расстояние - от властей, и в сохранении двусмысленности их действительных целей (служат ли они ширмой для режима или действительно оказывают ценную услугу обществу?). И поскольку еще один год обходится без значительной организованной оппозиции, мероприятие укрепляет свой статус и приемлемость.

Пчеломатка

Сорокалетняя Дарига НАЗАРБАЕВА, по-видимому, обладает сильной индивидуальностью и обаянием, если такое количество престижных организаций склонно принимать самую благосклонную позицию по отношению к форуму. Назарбаева производит впечатление яркой личности, во время форума она непринужденно общается с гостями с Востока и Запада. Судя по всему, она разбирается в делах СМИ лучше своего отца и успешно создает свой имидж центрально-азиатской интеллектуалки и космополитки. В своей приветственной речи в прошлом году она сыпала цитатами из Фукуямы и Гегеля и философствовала о неспособности журналистов глубоко вникать в суть вещей. В материалах конференции она заявлена как “доктор Дарига Назарбаева”. Эту ученую степень она получила в 1998 году, защитив диссертацию в Российской Академии государственной службы (тема ее диссертации - “Демократизация политической системы СНГ”).

Случайно или нет, частью имиджмейкерства Назарбаевой является и ее участие в зарубежных мероприятиях высшего класса, на которых редко появляются гости из этого уголка планеты. Одно лишь ее присутствие символизирует интеграцию в “цивилизованный” западный мир, и последующий пиар обязательно эксплуатирует эти темы. Осенью прошлого года, к примеру, она ездила в Нью-Йорк для участия в 31 церемонии награждения премии “Эмми” (она является членом совета Международной Академии Телевидения, также партнера форума). Информация на web-сайте Евразийского медиа форума гласит: “Среди посетителей стойки ЕАМФ на церемонии “Эмми” были высокопоставленные политики и руководители СМИ. В мероприятии приняло участие почти 1000 человек, включая известных мировых звезд”.

И все же, кроме ученых степеней (она также имеет степень кандидата исторических наук МГУ) и навыков общения, есть нечто другое, что объясняет ее быстрое восхождение в королевы казахстанских СМИ. Ее профессиональная карьера началась только в 1992 году в качестве вице-президента детского фонда, а уже через два года она стала директором крупнейшего телеканала “Хабар”, еще год спустя - его президентом, а в 2001 году - председателем Совета директоров.

“Хабар” сейчас настолько ассоциируется с именем Назарбаевой, что раздел “Наша история” на англоязычной версии web-сайта компании даже не рассказывает об истоках возникновения телеканала. Зато многие страницы сайта в классическом стиле культа личности заполнены раболепными отчетами о публичных выступлениях Назарбаевой, в том числе в благотворительных концертах. Последнее достойно подробного цитирования, чтобы дать представление о том, как дочь президента раскручивает свой имидж.

“О том, что наш председатель Совета директоров обладает мощным и красивым меццо-сопрано, мы - сотрудники Агентства - знали давно и не понаслышке, - пишет автор. - На корпоративных вечерах по случаю всевозможных праздников Дарига Нурсултановна с удовольствием, без ложного кокетства исполняла казахские народные песни, русские романсы, шедевры мировой классики. Но чтобы выступить соло с академической сцены перед цветом нации - деятелями культуры, политиками, бизнесменами - с серьезной программой! Этот поступок изумил даже тех, кто лично знал о ее таланте”.

“Грустно, но мне уже не суждено быть услышанной ни в Венской опере, ни в Ла Скала”, - горечь строчек Дариги Назарбаевой из аннотации к ее первой сольной пластинке скрадывает ее волнительное признание публике: - “Но я буду петь! Ведь я вас все-таки люблю!”. Да, жизнь распорядилась иначе. Она стала менеджером, руководителем крупнейшей медиа империи страны - какая уж там поэзия!”.

Стремится ли Назарбаева добиться еще большего и стать главой государства - об этом сегодня не утихают споры. Ее политические амбиции и ориентацию довольно трудно разгадать, как и многое другое в ней. (Попытки взять у нее интервью на форуме и после него были неудачны). Она основала партию “Асар” (Всем миром), которая получила официальную регистрацию в декабре 2003 года. Партия сразу же вступила в борьбу за голоса на предстоящих осенью парламентских выборах, и уже в феврале 2004 Назарбаева заявила, что в ней 172 тысячи членов - удивительное достижение в столь короткий срок, ставящее партию на второе место после пропрезидентского “Отана” (Отечество).

Некоторые считают, что роль “Асара” больше, чем просто средство переизбрания президента Назарбаева в 2006 году, - что это прелюдия к династической передаче власти Дариге в течение ближайших десяти лет. Другие хвалят президентскую дочь за то, что она апеллирует к группам населения, о которых часто забывают, например, к женщинам. Она также взяла на себя роль сравнительно либерального голоса в правительственных кругах. Назарбаева также выступила с критикой методов ареста и осуждения нескольких ведущих оппозиционеров.

Одни говорят, что Дарига Назарбаева просто пытается подстраховаться на случай смены караула в высших эшелонах власти. Другие приветствуют ее готовность допустить хоть немного инакомыслия, однако их смущает тот факт, что ее комментарии не ведут к конкретным результатам и служат, по мнению критиков, лишь для международного потребления. Один казахстанский обозреватель, пожелавший остаться неизвестным, сказал мне: “Это признак политика-реалиста, способного на все. Сначала бросить журналиста в тюрьму, а потом критиковать это. Как у американцев: бомбить Ирак и одновременно посылать туда гуманитарную помощь”.

Такое неоднозначное отношение к Назарбаевой делает ее фигуру сложной для понимания - вся эта неопределенность, двусмысленность, характерная и для дела Дуванова, и для “Казахгейта”, отмечает и ее новую политическую карьеру, и сам форум. Наблюдая за ней на конференции, невозможно сказать, является ли она представителем более либерального, продвинутого поколения, готового взять бразды правления в свои руки и построить подлинную демократию, или же она просто пойдет по авторитарным стопам своего отца.

Совершенно очевидно, что форум является детищем Назарбаевой и показателем ее амбиций. Поэтому столь важно заглянуть за кулисы этого мероприятия, чтобы понять, представляет ли оно собой бесчестную попытку завуалировать репрессии против СМИ и легитимировать деспотический режим или искреннее стремление смягчить конфликт культур и навести мосты между разобщенными, а порой и “несовместимыми” людьми.

Незавидное положение

Справедливости ради надо отметить, что форум поставил Назарбаеву и ее оргкомитет в заведомо проигрышную ситуацию: ей одинаково противопоказано как говорить о репрессиях против СМИ, так и замалчивать эту тему; ей противопоказано как включить в программу диссидентов, так и отказать им. Ведь если за критикой ситуации вокруг СМИ не последуют действия - действия, которые вполне могут выйти из-под контроля - форум будут воспринимать как показное мероприятие, фальшивую имитацию реального диалога.

В прошлые годы случались эмоциональные дискуссии, на которых “сшибались” защитники свободы прессы и люди, связанные с властями, в том числе Назарбаева. И ведь ситуация не улучшилась. Напротив, многие утверждают, что она ухудшилась, репрессии против оппозиционных СМИ ужесточились, а после первого Евразийского медиа форума была закрыта последняя оппозиционная телекомпания.

Каковы бы ни были намерения организаторов, нельзя отрицать, что какие-то, пусть самые минимальные, дебаты о положении СМИ в Казахстане все-таки происходят, даже если они не в центре событий. Местные и зарубежные критики получают возможность высказать свое мнение, а оппозиционные журналисты получают возможность поделиться в кулуарах своим видением с зарубежными коллегами.

И здесь возникает вопрос, что лучше - участие в такого рода мероприятиях или бойкот? Люди из “Хабара” и “знатоки СМИ” могут быть невосприимчивы к чужому мнению, что бы им ни говорили, но, возможно, другие члены элиты, никогда не подвергавшиеся прямой критике из-за рубежа, дважды подумают, прежде чем одобрить очередной авторитарный шаг. Оппозиционного журналиста может воодушевить международный интерес к случаям, подобным делу Дуванова.

Даже нынешняя молодежь - обслуживающий персонал, прислушивающийся к дискуссиям на конференции, или студенты, пришедшие большой группой на форум в прошлом году - может вынести то зернышко инакомыслия, которое иначе непросто найти. Например, мне было интересно увидеть на обеде за одним столом президентского советника Ермухамета Ертысбаева, обозвавшего оппозиционных журналистов “наемниками”, и одного из таких “наемников” Розлану ТАУКИНУ в компании со Стивом ЛИВАЙНОМ из “Уолл Стрит Джорнал” - такая случайная встреча вряд ли могла случиться где-то еще. Трудно однозначно оценить значимость подобных эпизодов, но, возможно, из таких кирпичиков складывается будущая либерализация.

Прощание

Заключительный прием прошлогоднего форума состоялся в одном из наиболее эпатажных клубов Алматы “Heaven”. Среди множества образчиков постсоветского китча, который все еще считается приемлемым на международных тусовках, где полуодетые мужчины и женщины извивались в танце под флагами с символикой Евразийского медиа форума и CNN (компания выступила партнером “Хабара” в проведении вечеринки), была и Дарига Назарбаева, трясущаяся на танцплощадке по очереди со своими зарубежными гостями. Впрочем, она вернулась в отель к двум часам ночи, чтобы любезно попрощаться с первой партией гостей, отбывавших несколькими часами спустя.

Поздней ночью, проходя таможенный контроль в Алматинском аэропорту перед рейсом на Франкфурт, я спросил Питера Престона, столкнулся ли он с проблемой выбора между бойкотом и участием в форуме.

“Такие споры были, но Международный институт прессы решил, что многое зависит от того, кто приезжает. Я не жалею о том, что приехал, - сказал он. - Если говорить об участии в конференции в следующем году, я считаю, что ответ зависит от того, как будет развиваться ситуация в эти 12 месяцев. Изменится ли она к лучшему? Будут ли хоть какие-то признаки улучшения? Способен ли форум - или должен ли - способствовать улучшению ситуации? Если да, то надо обязательно рекомендовать людям принять в нем участие. Если же никаких позитивных перемен не будет, то не будет никакого смысла в участии - ни для вас, ни для меня, ни для кого бы то ни было. Пошло ли ваше присутствие на пользу или нет, станет видно позднее. Во всяком случае, вреда поездка не принесла”.

Престон сделал паузу. “Возможно, не принесла”, - добавил он, и мы пошли на посадку - назад, в Европу.

Печатается в сокращении

Джереми ДРЮКЕР – исполнительный директор и главный редактор Transitions Online, с 1992 года пишет о СМИ в посткоммунистических странах.

12 мая 2004 г. По материалам http://www.tol.cz/look/TOL/article.tpl?IdLanguage=1&IdPublication=4&NrIssue=61&NrSection=3&NrArticle=11963

Пер. на рус.яз. – «Ассанди-Таймс»,
http://www.respublika.kz/index.php?art=2004042307 23 апреля 2004 г.
http://www.respublika.kz/index.php?art=2004043022 30 апреля 2004 г.

 

 

Вернуться на главную страницу Архив новостей Internews Kazakhstan