Internews Kazakhstan Новости на сайте Internews Network Kazakhstan
Вернуться на главную страницу
Новости Internews Kazakhstan
Проекты Internews Kazakhstan
Семинары Internews Kazakhstan
Бюллетень Internews Kazakhstan
Бюллетень Законодательство и практика средств массовой информации Казахстана
Законодательство Республики Казахстан о средствах массовой информации
Глобальная Инициатива по Политике Интернет (GIPI)
Международный общественный фонд защиты свободы слова Адил Соз
Различная литература
Маркетинг электронных средств массовой информации
Телерадиокомпании Казахстана
Национальная Ассоциация Телерадиовещателей Казахстана
Форумы Internews Казахстан
Об Internews Казахстан
Представительства Internews Network в Internet и другие ссылки
Select to English Pages
Подписка на получение новостей Internews Kazakhstan по электронной почте Архив новостей Internews Kazakhstan

За последние четыре месяца подверглись преследованиям три журналиста газеты «Время»: Геннадий Бендицкий, Григорий Мельников и Максим Карташов. «За что? А чтоб не писал и чтобы меньше думал».

За последние четыре месяца три журналиста газеты «Время» подверглись преследованиям.

Против Геннадия Бендицкого было возбуждено уголовное дело по ст. 129 УК «Клевета», но он был оправдан за отсутствием состава преступления. Подробности «дела Бендицкого» можно найти на нашем сайте.

Второе преследование – провокация (к счастью, неудавшаяся), которая была осуществлена против Григория Мельникова – см. ниже. В суд уже поступило заявление о защите чести и достоинства от главного действующего лица этого преследования.

Третье преследование – избиение неизвестными в подъезде своего дома спортивного обозревателя Максима Карташева.

Заместитель главного редактора газеты «Время» Марат Асипов в интервью редактору веб-сайта «Интерньюс-Казахстан» Ирине Сафоновой так прокомментировал сложившуюся ситуацию: «По отношению к СМИ власть ведет политику притеснения, которая выражается в принимаемом законопроекте «О СМИ» и чиновничьем произволе по отношению к журналистам. Соответственно, для граждан такая «позиция власти» является сигналом к тому, как можно обращаться с прессой».

Вадим Борейко, журналист газеты «Время», придерживается подобного мнения: «Ощущение, что «нам за прессу ничего не будет», пронизало общество сверху донизу», - пишет он в своей статье в газете «Время» (номер от 18 марты 2004 г.).

И к такому мнению редакция газеты пришла в связи со случившимся с тремя ее журналистами.

Геннадий Бендицкий

Геннадий Бендицкий – известный казахстанский журналист, один из немногих, кто занимается в Казахстане журналистскими расследованиями, лауреат гранта президента в области журналистики за 1999 г. - «за вклад в поддержку проводимых в стране реформ через средства массовой информации».

В начале декабря 2003 года по заявлению председателя правления акционерного общества закрытого типа «Республиканский инновационный фонд» Асыгата Жабагина в отношении корреспондента газеты «Время» Г. Бендицкого было возбуждено уголовное дело по обвинению в клевете.

Поводом послужил ряд статьей, опубликованных в газете «Время» (20 ноября 2003 года – «Интрига закрытого типа» и 27 ноября – «Где я буду искать свою фамилию среди голых девочек?»).

Корреспондент газеты «Время» занимался расследованием по поводу пропажи денег, предназначенных для выплаты задолженности из бюджета республики авиаремонтным предприятиям России и Украины. Деньги должны были быть выплачены через посредника - ЗАО «РИФ», в руководящий состав которого входят высокопоставленные казахстанские чиновники. Согласно публикациям Г.Бендицкого в газете «Время», бюджетные деньги попали к посреднику, но не дошли до адресатов - российского Лианозовского и украинского завода «Мотор CIЧ», осев на счетах нескольких мелких фирм-однодневок. После этого руководитель «РИФ» обратился в суд, обвинив журналиста в клевете по ст. 129 УК РК.

По указанию Президента РК, к которому журналист обратился с открытым письмом, в середине февраля 2004 года Генеральная прокуратура республики провела проверку фактов, изложенных в статьях Г.Бендицкого, и нашла им подтверждение. 17 марта 2004 г. постановлением судьи Жетысуйского районного суда Алматы корреспондент газеты «Время» Геннадий Бендицкий был оправдан за отсутствием состава преступления.

Г.Бендицкий так прокомментировал это событие в интервью «Немецкой Волне» 18 марта:

«И суд, и власти находились в интересном положении «и хочется, и колется». Хотели показать газете и конкретному журналисту, и, на его примере, всем остальным, как могут наказать, но возможности за что-то зацепиться не было. Естественно, не ожидали, что этот процесс вызовет столько ажиотажа, шумихи и в прессе, и то, что митинг был, и различные политические партии высказывали по этому поводу свою точку зрения. И коллеги не остались равнодушны. Это и оказало влияние на результат… На сегодняшний день Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по факту хищения государственных средств. На сегодняшний день расследование, насколько я знаю, даже не ведется, но будем это дело отслеживать и на эту тему писать. Потому что я думаю, сейчас будут пытаться закрыть это дело за невозможностью установить вину и разыскать эти средства», - отметил Геннадий и, видимо, оказался прав.

На запрос Общественного комитета по защите свободы слова по поводу публикаций газеты «Время», связанных с казахстанским ЗАО «РИФ», Верховная Рада Украины предоставила ответ о якобы имевшем место участии казахстанского государственного предприятия в финансировании политических событий на Украине. Напомним, эта информация прозвучала на судебном процессе в отношении Г. Бендицкого из уст адвоката Анатолия Гинзбурга, представлявшего в суде интересы руководителя ЗАО «РИФ» Асыгата Жабагина.

Председатель парламентского комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией В. Стретович уведомил, что эта информация была тщательнейшим образом рассмотрена, после чего соответствующие запросы направлены в ряд инстанций: «Компетентным органам Украины поручено провести тщательную проверку фактов, с привлечением сил Интерпола».

«Между тем, казахстанские правоохранительные органы с расследованием дела о пропавших миллионах, похоже, не торопятся. Поскольку расследованием уголовного дела, возбужденного Генеральной прокуратурой 9 февраля, до сих пор никто еще толком не занимается. Двухмесячный срок, отпущенный законом на расследование уголовных дел, уже на исходе, но еще даже не создана оперативная группа, которая должна искать пропавшие полтора-два миллиона бюджетных средств. Ответственный за расследование следователь тоже не назначен. Все материалы находятся без движения у руководства Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью», - пишет газета «Время» в номере от 25 марта.

Тогда же, 25 марта Глава государства Нурсултан Назарбаев принял в Астане Геннадия Бендицкого, который поблагодарил Президента за моральную поддержку в ситуации, сложившейся вокруг него. Напомним, в декабре прошлого года Г.Бендицкий обратился с открытым письмом к Президенту в связи с выдвинутыми против него руководителем ЗАО «РИФ» обвинениями.

Розлана Таукина, президент фонда «Журналисты в беде», член комитета по защите свободы слова в Казахстане, общественный защитник Геннадия Бендицкого. 16 марта 2004 г. в своей речи на судебном процессе в отношении журналиста сказала:

«Почему правоохранительные органы не стали обращать внимания на факты, изложенные Бендицким, пока на это не дал указание Президент страны? Почему журналист вынужден обращаться за помощью к Президенту Казахстана? Но ведь не может Президент реагировать на все нарушения свободы слова и журналистские материалы, вызывающие недовольство его подчиненных! Почему журналист, который награжден Президентской премией и премией общественности «Свобода», отмечается за смелость и геройство в журналистской деятельности, он, жертвуя многим, изменяет негативные явления в нашей жизни на позитивные, борется с коррупцией, а потом за это же самое более двух месяцев сидит на скамье обвиняемых? Потому что казахстанскую журналистику хотят приструнить, превратить в заказную, удобную сферу обслуживания идеологических мифов. Отважных журналистов пытаются скомпрометировать или подвергнуть провокации, посадить в тюрьму, избить или задушить судебными исками на фантастические суммы…».

«Итак, оправдательный приговор, о неизбежности которого все последнее время говорили демократы, состоялся: наш коллега Геннадий Бендицкий оправдан за отсутствием состава преступления», - пишет газета «Время» 18 марта, на следующий день после вынесения оправдательного приговора Геннадию.

«Это произошло потому, что Гена с самого начала был вооружен всеми необходимыми фактами и подтверждающими их документами. Это произошло потому, что публикации журналиста, за которые его пытались привлечь к уголовной ответственности, вовремя легли на стол Президента. Это произошло потому, что самого острого журналиста газеты «Время» защищали самые лучшие адвокаты. Это произошло потому, что после первых же судебных заседаний нашего друга и коллегу активно поддерживали известные политики, правозащитники, журналисты (отдельное спасибо - демократической партии Казахстана «Ак жол» и Общественному комитету в защиту свободы слова во главе с сопредседателем «Ак жола» Булатом Абиловым).

Наконец, это произошло потому, что так называемое «дело Бендицкого» взволновало всех, нашло отклик, без преувеличения, по всей стране. За прошедшие четыре месяца к нам в редакцию писали, звонили, приходили люди разных возрастов, профессий, национальностей. Показательно, что Гене искренне желали успеха не только рядовые граждане, но и многие из тех, кого принято называть государственными людьми. Спасибо им за это!

Но давайте спросим себя: что, по большому счету, означает оправдательный приговор Бендицкому? Окончательную победу в борьбе за свободу слова? Увы, нет! Свидетельство тому - сложная ситуация, в которой оказался наш корреспондент по Северному Казахстану Григорий Мельников, едва не ставший жертвой полицейского беспредела. А еще - избиение спортивного обозревателя газеты «Время» Максима Карташева», - пишет газета.

Григорий Мельников

Григорий Мельников – собственный корреспондент газеты «Время» по Северному Казахстану. Занимается журналистскими расследованиями случаев произвола властей, в том числе полиции.

В публикациях «Охотник за черепами» и «Агент на связь не вышел» (газета «Время» №№ 9 и 10 за 2004 г.) журналист рассказал о произошедшем с ним случае, в результате которого полицейские чины могли бы его привлечь к уголовной ответственности, спровоцировав на драку.

Григорий Мельников пишет в своей статье: «21 февраля мне позвонил неизвестный мужчина и попросил о встрече, обещая сообщить очень важную, касающуюся меня лично информацию. При встрече рассказал, что кто-то из руководства УВД Северо-Казахстанской области якобы готовит провокацию с целью привлечения меня к уголовной ответственности».

О себе доброжелатель рассказал следующее: Кайрат Мыркымбаев (имя и фамилия изменены), 1962 года рождения, четырежды судимый, 15 лет провел в заключении, с 1995 года состоит в платных агентах при УВД Северо-Казахстанской области, имеет агентурный псевдоним Эрик (псевдоним изменен).

«Мыркымбаев рассказал, что из ЕС 164/4 освобождался, можно сказать, формально: последние пять лет заключения фактически провел в следственном изоляторе Петропавловска. Его задачей в то время было склонение обвиняемых к даче признательных показаний. По его словам, любыми способами. На свободе полицейские также постоянно привлекали его к проведению различных операций: подсаживали в камеры к задержанным и арестованным, поручали проводить контролируемые поставки наркотиков, отправляли в командировки для сбора информации об интересующих их людях», - пишет Г.Мельников.

«В середине февраля его вызвал подполковник Билялов (начальник Управления криминальной полиции УВД Северо-Казахстанской области Берик Билялов – прим. ред.) и якобы дал весьма необычное задание. Как рассказал Мыркымбаев, полицейский начальник поручил ему подвести под статью плохого человека: «Говорит, есть такой журналист, Мельников, сам наркоман, а постоянно пишет про полицию всякие гадости. Пора его кончать. Проколи баллон на его машине, а когда он начнет менять колесо, подойди и оскорблениями спровоцируй на драку. Получи пару раз по морде и обратись с заявлением в полицию - мы его сразу закроем, а потом посадим».

«И вручил Мыркымбаеву записку с установочными данными объекта, в коей были указаны домашний адрес, номер, марка и цвет автомобиля», - говорится далее в статье Г. Мельникова.

Однако были причины, по которым Мыркымбаев не стал выполнять задание, и даже наоборот, помешал его выполнению.

Как пишет Мельников, одной из причин были разногласия с подполковником Бериком Биляловым, начавшиеся еще в 2000 г. Тогда Мыркымбаев получил задание «доработать» задержанного, подозреваемого в совершении двойного убийства. Против задержанного имелись косвенные улики, и признание из него выбивали с применением силы. Но, побеседовав с подозреваемым, Мыркымбаев сделал вывод, что тот не виновен, о чем и сообщил в РОВД. На суде дело рассыпалось, обвиняемому был вынесен оправдательный приговор. Но Билялова, по словам Мыркымбаева, торжество справедливости отнюдь не обрадовало, а наоборот, он требовал добиться от обвиняемого явки с повинной любой ценой и угрожал Мыркымбаеву: «В общем, наплевать ему было, виноват человек или не виноват, лишь бы он сознался, и суд приговор вынес». (Как сообщает Мельников, подлинность этой истории нашла подтверждение).

По словам агента, был еще один случай, когда Мыркымбаев вступил в конфликт с полицейскими. Тогда он сорвал операцию полиции, отказавшись подбросить наркотики директору хозяйства «Зеленый Гай» Арвиту Дамсу (см. «Операция «Зеленый Гай», «Время» от 24.10.2002). Как сказал агент Мыркымбаев в разговоре с Мельниковым, он отказался тогда участвовать, потому что на подлости никогда не шел. Один из руководителей той операции Кударбаев затем оказался в подчинении у Билялова, а другой, полковник Иманбаев, желавший подбросить наркотики Дамсу и завладеть хозяйством, был приговорен к 8.5 годам лишения свободы.

Другой причиной, по которой агент не стал выполнять задание, стало нарушение условий оплаты за проводимую работу. Как пишет Г. Мельников в своей статье, Мыркымбаев сообщил ему, что полицейские постоянно присваивали половину ежемесячного вознаграждения агента за раскрытие преступлений и большую часть причитавшейся материальной помощи, заставляя писать расписки на большую сумму, чем тот получал в действительности.

«К тому же, с самого освобождения они меня на крючке держат - выписали временное удостоверение личности и не оформляют документы. Чтобы не уехал никуда. На этом удостоверении уже места для продления не осталось, а потом они его вообще потеряли...», - третья причина, которую назвал Мыркымбаев в беседе с журналистом Г. Мельниковым.

«В общем, на последнем задании терпение Мыркымбаева лопнуло, и захотел он не просто уйти с такой работы, а еще и хлопнуть дверью. Однако мести со стороны подполковника Билялова Кайрат все равно очень боится», - пишет журналист.

Далее собкор газеты «Время» Г.Мельников, наученный опытом коллеги Г.Бендицкого и понимая ценность вещественных доказательств, пишет: «Чтобы получить доказательства правдивости этой удивительной истории, я попросил Мыркымбаева еще раз встретиться с Биляловым и записать беседу на диктофон. А чтобы у встречи был мотив, посоветовал предложить заказчику уголовных дел другой план: подбросить в мой автомобиль, например, патроны. Итак, в 14 часов 55 минут 23 февраля снабженный диктофоном «двойной» агент Мыркымбаев появился в здании УВД и через полчаса вышел с записью разговора».

По расшифровке разговора, приведенной Г. Мельниковым, стало ясно, что полковник «план агента Эрика» не поддержал, а вновь потребовал от него любой ценой спровоцировать журналиста на драку и даже предложил за работу в качестве оплаты 10 тыс. – месячный оклад агента. При этом журналист указал на две особенности аудиозаписи: во-первых, Мыркымбаева пропустили к подполковнику без проверки документов и пропуска, как «своего», а во-вторых, журналист уверен в том, что на пленке записан именно голос Билялова, так как у последнего особенная дикция, поэтому его «спутать с кем-нибудь просто невозможно».

«А 29 февраля подполковник Билялов прислал за «Мыркымбаевым» машину с шофером и приказал явиться к нему в кабинет. Билялов якобы был очень раздражен, требовал скорейшего выполнения задания и заявлял, что если в ближайшее время не проведет провокацию, то он найдет другой вариант».

Как пишет Г. Мельников, Кайрат Мыркымбаев очень хотел уехать из области до выхода первой публикации в газете «Время», так как опасался мести полицейских и, в частности, подполковника Билялова. Но при получении временного удостоверения личности возникли непредвиденные сложности. Несмотря на то, что ранее ему уже выдавался этот документ, о чем сохранились все записи в паспортном столе, несмотря на наличие материалов учета с фотографиями и отпечатками пальцев, начальник ОМП ГУВД Петропавловска С. Жанпеисов по каким-то причинам затягивал выдачу удостоверения. За помощью Мыркымбаев обратился к представителю Бюро по правам человека и соблюдению законности в Петропавловске П. Афанасьеву и даже в прокуратуру. После чего в начале марта временное удостоверение личности все же было получено. А вместе с ним возможность уехать из города и скрыться таким образом от полицейских, которые, по мнению Мыркымбаева, обязательно должны были ему отомстить.

А напоследок Г.Мельников решил обзавестись еще одним вещественным доказательством.
«Когда к отъезду человека, которого мы скрываем под фамилией «Мыркымбаев», все было готово, я попытался получить еще одно доказательство «заказа» полковника Берика Билялова на проведение против меня провокации. Мы договорились с моим «подопечным, что он позвонит Билялову в кабинет, сообщит о якобы удачном выполнении задания. В 17.10 мы подключили к телефонному аппарату цифровой диктофон, и «подопечный» набрал номер рабочего кабинета подполковника». Далее приводится фрагмент разговора, где агент рапортовал о том, что задание выполнено полчаса назад, есть свидетели, и спросил, что делать дальше. На что подполковник велел ему написать заявление в горотдел и сообщить адрес и приметы автомобиля Мельникова («Это который ты записывал мне», - уточнил агент, на что получил утвердительный ответ полковника), но не называть его имени, а потом его «опознать».

После публикации статей «Охотник за черепами» и «Агент на связь не вышел», вышедших соответственно 4 и 11 марта, события логически разворачивались как по сценарию.

9 марта на заседании Общественного комитета по защите свободы слова в Казахстане, замминистра внутренних дел РК Владимир Курбатов заявил, что «в настоящее время завершается проверка департаментом собственной безопасности МВД» и одного месяца «будет достаточно, чтобы закончить уголовное расследование по делу и определить официальную позицию МВД», заверив присутствующих, что нет никаких данных о причастности к этому делу руководства УВД, а тем более МВД.

Действия Билялова В. Курбатов определил так: «Есть и провокация, и превышение своих полномочий, и еще ряд других статей. И все они будут иметь место в уголовном деле. В зависимости от последствий за превышение полномочий – до семи лет лишения свободы. Материалы у нас готовы. Первый шаг сделала газета «Время, второй шаг сделаем мы». «Если запись соответствует тому, что опубликовано в газете, Билялову ничто не поможет».

По итогам заседания Общественного комитета по защите свободы слова, состоявшегося 9 марта, было распространено Заявление, в котором, в частности, говорится:

«Общественный комитет по защите свободы слова выражает серьезную обеспокоенность в связи с участившимися фактами нападений и провокаций на журналистов независимых средств массовой информации.

Но если раньше в таких случаях в качестве «виновника» называлась некая «третья сила», то в случае с собственным корреспондентом газеты «Время» Григорием Мельниковым таковой оказалась областная полиция».

Выступая 16 марта на пресс-конференции в Астане, пресс-секретарь главы МВД Нуртай Агубаев, говоря о повышении качества контроля органов внутренних дел Казахстана над происходящими в стране правонарушениями и преступлениями, проинформировал о мерах, принятых полицией по некоторым фактам нарушения законности, опубликованным в СМИ.

«В частности, он отметил, что в связи с публикацией в газете «Время» возбуждено уголовное дело против начальника управления кримполиции УВД Северо-Казахстанской области подполковника Билялова по факту провокации в отношении корреспондента этого издания Григория Мельникова. Он отметил, что уголовное дело против данного полицейского квалифицируются как покушение на преступление и привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности. Н.Агубаев также подчеркнул, что Билялов на время следствия освобожден от занимаемой должности», - сообщил «Интерфакс-Казахстан» 16 марта.

Как и следовало ожидать, г-н Б.Билялов, не дожидаясь результатов расследования, возбужденного МВД РК 16 марта по материалам, опубликованным в газете «Время» (см. статьи «Охотник за черепами», «Агент на связь не вышел», «Считать сестрой моей косулю», «Время» от 4, 11 и 18. 3. 2004 г.), счел г-на Мельникова обидчиком, свою честь – поруганной, а свое достоинство – ущемленным. И обратился с соответствующим заявлением в суд г.Петропавловска, требуя в качестве компенсации миллион тенге.

Как пишет газета «Время», в исковом заявлении указано: «Названные публикации отличаются полной бездоказательностью, за исключением заявления о наличии каких-то аудиокассет, в недостоверности которого я абсолютно уверен». «Судья С. Жамуканов иск принял и обязал Григория Мельникова явиться в суд города Петропавловска 29 марта в качестве ответчика. В противном случае, как следует из повестки, обещал подвергнуть принудительному приводу», - говорится далее в статье.

«Я думаю, это у него такой способ защиты», - высказал свою позицию по поводу иска Б.Билялова курирующий это громкое расследование заместитель министра внутренних дел Казахстана Владимир Курбатов. – «Возможно, этот шаг от безвыходности его положения. Давайте будем сдержанно относиться к его поступкам. Его действия ведь сути не меняют. Рассматривать гражданское дело вне рассмотрения возбужденного нами уголовного дела невозможно. Заверяю вас, что расследование ведется нашим ведомством самыми ускоренными темпами. Вопрос, который возник вокруг вашего корреспондента, никому не выгоден. И позиция нашего ведомства тут будет принципиальна. Как только мы получим на руки результаты экспертиз, прямые доказательства того, что полковник Беляев виноват, - ему не поздоровится», - пишет газета «Время» 25 марта.

Интересная деталь: как следует из слов заместителя министра внутренних дел РК В.Курбатова, подполковник Б.Билялов пытался переиграть ситуацию, представляя себя в роли жертвы, а не наоборот. В частности, газета «Время сообщает: «Присутствовавший 9 марта на заседании Общественного комитета по защите свободы слова в Казахстане Владимир Курбатов сказал, что подполковник Билялов объясняет свои действия чуть ли не шантажом со стороны собкора газеты «Время»:

- Сам Билялов, защищаясь, говорит, что Мельников на него влиял. Пытался повлиять на положительное решение по одному уголовному делу, где проходят его родственники, но якобы, Билялов ему отказал».

«Объяснения подполковника Билялова стали для меня настоящим откровением - до этого я считал, что на территории Казахстана у меня родни нет», - пишет Г. Мельников. Дабы не остаться голословным, журналист провел свое расследование, в результате которого выяснил, что к родственникам г-на Мельникова причислен Кайрош Арыкпаев, герой публикаций журналиста «Сыворотка правды» и «Там, где мы, и там, где нас…» (см. «Время» от 2.10.2003 и 22.1.2004 г.), которого журналист первый раз в жизни увидел, когда Арыкпаев пожаловался на беспредел полицейских.

Следуя логике г-на Билялова, получается, что у г-на Мельникова все же масса родственников проживает в Казахстане, причем, каждый член его многонациональной семьи, если собрать всех героев его публикаций, становится жертвой беспредела властей: прямо, проклятье какое-то весит над семьей…

Однако, как сообщил Марат Асипов, заместитель главного редактора газеты «Время» Марат Асипов в интервью редактору веб-сайта «Интерньюс-Казахстан» Ирине Сафоновой 6 апреля, слушание дела по иску Б. Билялова, первоначально назначенное на 29 марта, было отложено до выяснения обстоятельств в рамках проводимого расследования по уголовному делу в отношении Б. Билялова.

Точку в этом деле поставят проводимое расследование и суд. Здесь хотелось бы обратить внимание на такой факт, что, как сообщил пресс-секретарь главы МВД Нуртай Агубаев на пресс-конференции 16 марта, в связи с введением в МВД новых критериев оценки деятельности органов внутренних дел, которые «позволят избавиться от порочной практики укрытия преступлений», «впервые за последние годы наблюдается повышение уровня зарегистрированных преступлений». Как заявил далее пресс-секретарь, «по каждому случаю укрытия преступлений от учета будут проводиться служебные проверки с принятием жестких мер к виновным сотрудникам и их руководителям», - сообщает «Интерфакс-Казахстан».

Однако в обществе было бы больше справедливости и доверия к государству и людям в погонах, если бы МВД применило более строгие меры не только к практике укрытия преступлений, но и к практике раскрытия, когда процент раскрываемости преступлений поднимают любой ценой, в том числе преступая закон.

«Руководство МВД выражает признательность редакциям СМИ и журналистам за активную информационную поддержку и заявляет о своей открытости и готовности к конструктивному взаимодействию», - сказал пресс-секретарь министра внутренних дел на пресс-конференции в Астане.

Но какой ценой порой достается эта свобода слова и «активная информационная поддержка»… По этому поводу Н. Агубаев также сообщил журналистам, что дело по факту избиения спортивного корреспондента газеты «Время» Максима Карташова взято на «особый контроль» не только Алматинского ГУВД, но и Министерства внутренних дел.

Максим Карташов

Максим Карташов, спортивный обозреватель газеты «Время», работает в редакции газеты со дня основания, пишет о коррупции в казахстанском спорте, закулисной жизни спортивного мира. Последние его статьи были о фальсификации паспортов, когда нанятых спортсменов выдавали за граждан Казахстана для участия в международных соревнованиях, об интимных притязаниях тренеров к спортсменкам, о конфликтах большого спорта в финансовой сфере.

Журналист Карташов неоднократно получал угрозы по телефону. А 11 марта 2004 года в Алматы он был избит двумя неизвестными в подъезде собственного дома.

После редакторской планерки Максим пешком возвращался домой в 17.00. Один из нападавших шел за ним от здания редакции, другой встретил в подъезде у двери квартиры (Максим живет на 1 этаже). Как только Максим вошел в подъезд, они напали на него. Оба нападавших были спортивного телосложения и избивали журналиста профессионально, нанося удары в уязвимые части тела. Максим Карташов получил тяжкие телесные повреждения: сотрясение головного мозга, контузию глазного яблока и разрыв века. С сильным кровотечением из правого века журналист доставлен в нейрохиргическое отделение городской больницы Алматы.

Нападавшие не были грабителями, так как у журналиста ничего не взяли: деньги в кошельке, сотовый телефон, часы. В этой связи редакция газеты «Время» полагает, что характер нападения не оставляет сомнений в «заказном характере».

Такого же мнения придерживается и международная организация «Репортеры без границ», 15 марта распространившая заявление, в котором выражается «озабоченность в связи с нападением на журналиста». Организация предлагает «лицам, проводящим расследование нападения, связать его с родом деятельности пострадавшего».

Алматинское ГУВД возбудило уголовное дело по факту избиения журналиста. Общественный комитет по защите слова 16 марта заслушал представителей ГУВД Алматы - начальника отдела следственного управления Ныгмета Саламатова и полковника Сайлау Сарбасова, непосредственно занимающегося расследованием нападения на спортивного обозревателя газеты «Время» Максима Карташева.

Как сообщил г-н Саламатов, возбуждено уголовное дело, разработан план расследования, выдвинуто несколько версий, от оглашения которых он воздержался в интересах следствия. Он особо подчеркнул, что это дело находится на контроле ГУВД и МВД, поэтому расследование поручено полковнику, имеющему большой опыт работы. По его словам, полковник Сарбасов «приложит все усилия, чтобы раскрыть данное преступление». Кроме следственного управления, ГУВД задействовало и другие свои службы, пишет газета «Время».

Эксперты также считают, что нападение на журналиста носит «заказной» характер.

Николай Мышагин, главный тренер сборной РК по хоккею:

- Я шокирован! Все же можно цивилизованным путем решить... Ведь статьи у Максима были по делу. Он несколько раз проверит, прежде чем написать. Он честно обрабатывал материалы. Я не могу сказать, чтобы он что-то писал по слухам: где-то что-то услышал и дал в газете. Давал только проверенные факты.

Ерванд Ильинский, старший тренер национальной сборной РК по альпинизму:

- Поскольку Максим писал критические материалы, я думаю, у него хватало недоброжелателей. Можно понять, когда герой статьи подает на журналиста в суд и хотя бы делает вид, что хочет цивилизованно защитить себя от клеветы. А избиение журналиста показывает весь цинизм преступников. Когда людям нечего сказать, они пускают в ход кулаки.

Касым Ильяшев, почетный судья Всесоюзной категории по спорту:

- Я думаю, Максим стал жертвой подлой, заранее подготовленной провокации со стороны тех, кто любой ценой пытается прорваться на одну из руководящих спортом должностей. Эти людишки заранее, как рыбаки, «прикармливали» Максима жареными фактами о тех или иных тренерах, спортсменах. Ясно, что это раздражало многих, кого эти факты прямо или косвенно касались.

Следующим шагом эти провокаторы организовывают подлое избиение Максима и, довольные, потирают руки, так как уверены, что общественность подумает, что с Максимом расправились те, о ком говорилось в статьях.

Я уверен в своей версии и прошу возбудить уголовное дело по поводу зверского избиения М. Карташова. Готов быть в любой комиссии, так как знаю, что в случае обнаружения подлых закулисников в выигрыше окажется весь честный казахстанский спортивный мир.

Итого, на настоящий момент произошло уже три инцидента с журналистами газеты «Время»: судебный процесс против журналиста Г.Бендицкого и два уголовных дела (одно против журналиста, другое – по фактам, изложенным в его публикациям); неудавшаяся провокация против журналиста Г.Мельникова и два дела плюс одно несостоявшееся (уголовное дело по фактам, изложенным в публикации, гражданское дело против журналиста и несостоявшееся уголовное дело, если бы провокация удалась); избиение журналиста М.Карташова и уголовное дело по данному факту. Первое дело состояло на контроле президента страны, а по второму случаю идет служебное расследование по заданию министра внутренних дел. Третье дело взято на «особый контроль» не только Алматинского ГУВД, но и Министерства внутренних дел.

«За что?», - задается вопросом Вадим Борейко, заместитель редактора газеты «Время» в своей статье в №11 от 18 марта 2004 г. И сам же находит ответ: за то, что Геннадий Бендицкий «сунулся узнавать, почему испаряются средства из бюджетно-калашного ряда и где они потом выпадают в конденсат», за то, что Григорий Мельников «достал со своей писаниной: дескать, Билялов и ему подобные закона не боятся. Потому что они сами – закон…», а Максим Карташов «чтоб не писал и чтобы меньше думал. О грязном закулисье большого спорта».

«Сезон охоты на журналистов нашей газеты в самом разгаре. Мы видим в этом попытку запугать самую влиятельную русскоязычную газету в Казахстане, тираж которой составляет сегодня 200 000 экземпляров» - сказал г-н Борейко (сообщение Фонда защиты свободы слова «Адил Соз»).

«За последние два года в республике совершено семнадцать преступлений в отношении журналистов», - пишет газета «Экспресс К». - «По словам пресс-секретаря МВД Нуртая Агубаева, из семнадцати зарегистрированных преступлений полицейским удалось раскрыть шесть, два дела прекращено по причине примирения сторон, одно находится в производстве. Еще восемь уголовных дел приостановлено. Но розыскные мероприятия по ним продолжаются. Все факты, связанные с инцидентами вокруг журналистов, по словам полицейских, берутся под особый контроль МВД».

«Сомнительная честь для действующего журналиста самому становиться объектом новостей. Однако в стране, где строгость законов компенсируется их неисполнением, такое случается сплошь и рядом. Нас пытаются заставить жить не по законам, а по понятиям. Истории журналистов «Времени» Григория Мельникова, Геннадия Бендицкого и Максима Карташова - тому свидетельство. Словом, пока еще рано говорить о том, что журналисты отстояли свое право говорить читателям правду», - пишет газета «Время».

6 апреля 2004 г. Соб. инф., а также
По материалам газеты "Время №9-12 от 4, 11, 18 и 25 марта 2004 г. www.time.kz
«Экспресс К» от 17 марта 2004 г.
http://www.gazeta.kz/art.asp?aid=42286
http://dw-world.de/russian
http://www.adilsoz.kz/hot_news/2004/03/page04.htm
http://www.inform.kz/showarticle.php?lang=rus&id=72124
 

 

Вернуться на главную страницу Архив новостей Internews Kazakhstan