Internews Kazakhstan Новости на сайте Internews Network Kazakhstan
Вернуться на главную страницу
Новости Internews Kazakhstan
Проекты Internews Kazakhstan
Семинары Internews Kazakhstan
Бюллетень Internews Kazakhstan
Бюллетень Законодательство и практика средств массовой информации Казахстана
Законодательство Республики Казахстан о средствах массовой информации
Глобальная Инициатива по Политике Интернет (GIPI)
Международный общественный фонд защиты свободы слова Адил Соз
Различная литература
Маркетинг электронных средств массовой информации
Телерадиокомпании Казахстана
Национальная Ассоциация Телерадиовещателей Казахстана
Форумы Internews Казахстан
Об Internews Казахстан
Представительства Internews Network в Internet и другие ссылки
Select to English Pages

Fatal error: Class 'MLClient' not found in /var/www/vhosts/v-8293.webspace/www/old.internews.kz/images/lmods/inc2.php on line 5
Подписка на получение новостей Internews Kazakhstan по электронной почте Архив новостей Internews Kazakhstan


Что будет отражать зеркало прессы, если новый Закон «О СМИ» будет принят

“Я ль, скажи мне, всех милее,
Всех румяней и белее?”
Что же зеркальце в ответ?
”Ты прекрасна, спору нет;
Но царевна всех милее,
Всех румяней и белее”.
Как царица отпрыгнет,
Да как ручку замахнет,
Да по зеркальцу как хлопнет,
Каблучком-то как притопнет!..
“Ах ты, мерзкое стекло!
Это врешь ты мне назло”.

А.С. Пушкин
“Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях”

В конце декабря в Мажилисе Парламента РК состоялось обсуждение законопроекта депутатами нижней палаты, итогом которого стало принятие «весьма существенных» поправок и одобрение текста законопроекта, несмотря на все протесты казахстанских журналистов и международных организаций по поддержке СМИ и свободы слова - ОБСЕ, Фонда Сороса, «Интерньюса» и других, которых в своем выступлении на Десятой Ассамблее народов Казахстана 23 декабря 2003 г. Президент РК Нурсултан Назарбаев попросил «… правильно нас понять и не вмешиваться в наши внутренние дела. И не подсказывать, какие законы принимать, а какие – отзывать». Официальные лица, вняв словам Президента, дружно рапортуют: Закон «О средствах массовой информации» отражает интересы и защищает права всех казахстанцев; законопроект подвергнут глубокой проработке и прошел всенародное обсуждение…

Как сообщил министр информации Саутбек Абдрахманов на состоявшемся 30 января расширенном заседании комитета Сената по социально-культурному развитию, «после публикации законопроекта на страницах газет, документ обсуждался в неправительственных организациях и профессиональных объединениях журналистов. По итогам дискуссий, разработчиками учтено и внесено в его текст порядка половины рекомендаций ОБСЕ и около 80 процентов предложений Постоянно действующего совещания по демократизации общества». В интервью газете «Взгляд» депутат М.Б.Тиникеев, призвавший «положить конец ошельмованию нас и нашей страны» в своем депутатском запросе Генеральному Прокурору РК Р. Тусупбекову и Министру иностранных дел РК Токаеву К.К., отметил: «Грантоеды» и «западники» не знают даже, что Мажилисом при рассмотрении проекта было выдвинуто 200 поправок, 165 из которых прошли. Закон изменился в корне». Однако, что именно изменилось «в корне», депутат назвать затруднился.

30 января комитет Сената по социально-культурному развитию в последний раз обсудил проект нового закона о СМИ и в целом согласился с предложенным вариантом, внеся туда всего восемь незначительных поправок. 05 февраля на пленарном заседании Сената принято решение направить проект закона "О средствах массовой информации" с изменениями и дополнениями в
Мажилис. Слово остается за Президентом.

Обычно законопроекты обсуждают для того, чтобы улучшить их. Что же у мажилисменов и сенаторов получилось после рассмотрения законопроекта? Остановимся лишь на некоторых поправках, внесенных в текст законопроекта, и посмотрим, как они «облегчат» работу журналистов, собственников, редакторов, издателей и вещателей, а самое главное - кто является авторами принятых и отвергнутых поправок.

Аккредитация: будет ли признано право журналиста?

Аккредитация (пп.1 п.1 ст.1 законопроекта) теперь определяется как «процедура признания полномочий (каких? – ред.) журналиста государственными органами и иными организациями». Автор этой поправки - депутат Т. Квятковская.

В правительственном варианте законопроекта под аккредитацией понималась «процедура допуска журналиста к информации государственным органом, общественным объединением и организацией». Интересно получается: не то господа мажилисмены в толковый словарь заглянуть забыли, не то лучше знают русский язык, чем авторы словарей. «Аккредитация - признание каким-либо официальным органом или какой-либо организацией права журналиста на получение определенной информации» (Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. Т. Ф. Ефремова. М.: «Русский язык», 2000). «Утверждение журналистов в каком-либо крупном городе, официальной встрече на высоком уровне, при международном конгрессе, олимпиаде, конкурсе…» (Большой Энциклопедический Словарь, Москва М.: Норинт, 1997).

С точки зрения разработчиков правительственного законопроекта, допускать журналиста к информации можно только при наличии аккредитации. А раз уж государственные органы и иные организации требуют пройти «процедуру признания полномочий журналиста» (см. выше) и вообще не признают полномочий журналистов как таковых, а тем более права (правовые отношения и основные права гражданина, закрепляемые, гарантируемые и охраняемые государством) журналистов на получение информации, то журналистам, не имеющим аккредитации, стало быть, можно на вполне законном основании в допуске к информации отказывать.

Сведения теперь должны быть «установлены и подтверждены», иначе это сплетни

Сведения (правительственный проект пп.30 п.1 ст.1, или пп.22 п.1 ст.1 после рассмотрения Мажилисом) теперь трактуются как «вид установленной и подтвержденной информации о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах». В тексте законопроекта сведения определялись просто как «информация о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах». Теперь для признания какой-либо распространенной информации сведениями, нужно чтобы они были «установлены и подтверждены». Как, кем и каким образом? – возникает целая серия вопросов, которые можно адресовать депутатам, но ответов на которые пока нет.

Неужели господа мажилисмены искренно полагают, что журналист — это камикадзе, с напрочь отсутствующим инстинктом самосохранения, который спит и видит, как бы облить кого-нибудь грязью, и сделать это, обязательно «отталкиваясь от непроверенных фактов», а затем потягаться с кем-нибудь в суде или влипнуть в любую другую крупную неприятность…

Эта поправка имеет коллективное авторство, она была внесена по предложению Комитета по международным делам, обороне и безопасности. Обоснование этой поправки – «иначе сведения не отличаются от слухов и сплетен». Хочется сказать уважаемым депутатам, что сведения, по смыслу закона, должны отличаться не от сплетен и слухов, а от мнения, ибо только за распространение сведений, не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию наступает гражданско-правовая ответственность, к которой так любят привлекать журналистов чиновники, бизнесмены и те же депутаты! А высказывание мнения, своей точки зрения не может являться предметом судебного разбирательства, так как по Конституции РК каждый имеет право на собственное мнение и его распространение. А что касается сплетен и слухов, то ни один уважающий себя журналист не положит в основу своего материала сплетню или слух, ни одно уважающее себя СМИ не станет публиковать такой материал, а если и станет, то в рубрике, которая так и будет называться «Сплетни и слухи». Что полезного могли сделать депутаты, так это провести в тексте законопроекта четкую грань между объективными сведениями (известие, уведомление, сообщение) и субъективными мнениями (отношение, взгляд, суждение) дать совершенно конкретные и не допускающие различного толкования определения этих понятий. Могли, но не сделали…

Практически наложен запрет на любую публикацию об отправлении правосудия и суде

В ст. 4 (ст.3 в редакции разработчика) «Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации» появился п.4, который гласит: «Запрещается в средствах массовой информации предрешать результаты судебного разбирательства, то есть распространять такие сообщения, которые направлены на создание общественного мнения о правоте позиции одной из сторон судебного разбирательства и о законности и справедливости предстоящего судебного постановления».

По сути, это запрет на публикацию всех материалов, содержащих такие слова как «суд», «судебный процесс», «истцы и ответчики», «предмет судебного разбирательства» и т.д., потому как любая публикация об отправлении правосудия по конкретному делу, особенно критическая, может быть расценена как создающая общественное мнение о правоте одной из сторон. По Конституции РК «высшими ценностями … являются человек, его жизнь, права и свободы». Если идет суд над лицом, искалечившим десятки других человеческих жизней, то де-факто он представляет общественную угрозу. Если стражи порядка допускают произвол и неправомерно содержат в тюрьме человека, виновного лишь в том, что он осмелился высказать свое мнение, то об этом должны узнать самые широкие круги общественности. Кстати, один из авторов этой поправки – депутат от Карагандинской области Е. Нигматуллин.

Не допускается только незаконное вмешательство в деятельность СМИ

В законопроекте есть статья 7 «Недопустимость вмешательства в деятельность средства массовой информации», п. 1 этой статьи в правительственном законопроекте звучал так: «Не допускается вмешательство государственных органов, организаций, их должностных лиц в деятельность СМИ…». Теперь же не допускается только «незаконное» вмешательство в деятельность СМИ, получается, что все остальное вмешательство будет законным и правомерным? И опять же – где определение, что такое «незаконное вмешательство»? Автор поправки – депутат А.Бакир.

Широкие полномочия Министерства информации стали еще шире…

Статья 8 теперь называется «Компетенция уполномоченного органа в области средств массовой информации» и содержит гораздо более широкий перечень полномочий, которым будет наделено Министерство информации. В частности, одно из них – это обобщение и разработка предложений по совершенствованию нормативных правовых актов Республики Казахстан в области средств массовой информации и принятие таковых в соответствие с законодательством РК (пп. 2), а также формирование, размещение и контроль над осуществлением государственного заказа в СМИ (пп.8).

Останутся в компетенции Министерства информации и такие вопросы как: проведение открытых конкурсов по распределению номиналов радиочастот для телевидения и радиовещания (пп. 5), лицензирование деятельности по организации телевизионного и радиовещания и приостановление действия лицензии (пп. 6 и 7). Таким образом, Министерство информации берет на себя часть функций Минтранскома, и еще неизвестно, что из этого получится. Исключено из перечня полномочий «осуществление государственных закупок в СМИ», вопросами гос. Закупок будет заниматься Агентство по государственным закупкам.

Более того. Депутаты посчитали ненужным первую часть пп.10 п.2 ст. 8 (в редакции разработчика) о том, что уполномоченный орган в области СМИ «обеспечивает выполнение международных обязательств Республики Казахстан» (п.1. пп. 8, ред. Мажилиса), и приняли его в следующей редакции: «осуществляет международное сотрудничество в области средств массовой информации».
То есть «выполнение международных обязательств» депутаты посчитали излишним. И пускай такие авторитетнейшие международные организации, как ОБСЕ, «Артикль19», «Репортеры без границ», Фонд защиты гласности (Москва), Всемирная ассоциация газет и Всемирный форум редакторов, международная организация «Права человека без границ» (Брюссель), Центр экстремальной журналистики (Москва) и другие считают законопроект не соответствующим ни Конституции Казахстана, ни элементарным нормам свободы слова, Президент попросил «не вмешиваться», министр информации заявил, что приняли только те поправки международных организаций, «которые можно принять», а депутат М.Тиникеев еще и «лже-экспертами» их назвал. Так что действительно, о принятых Казахстаном международных обязательствах в области свободы слова можно забыть.

Депутаты исключили за ненадобностью и п. 3 этой статьи, который гласил, что «государство обеспечивает равный доступ субъектам массовой информации, независимо от формы их собственности, к участию в конкурсах на получение государственного заказа в соответствии с действующим законодательством Республики Казахстан». Таким образом, после принятия законопроекта в новой редакции, государство не гарантирует равный доступ всех СМИ к участию в таких конкурсах, а государственные заказы будут выполнять лишь «избранные» телерадиостанции и газеты. Зато как прямо и честно об этом заявлено!

Явно прослеживается желание разработчиков, то есть Министерства информации, наделить себя такими полномочиями, чтобы все СМИ вытянулись в струнку как по команде «Смирно!» и распространять ничего лишнего не могли.

Собственник СМИ – кто он?

Горячий спор среди депутатов разгорелся по поводу собственника СМИ и его правового статуса (ст.9 п.2). Во-первых, спорили депутаты из-за статьи, запрещающей иностранным физическим и юридическим лицам владеть, пользоваться, распоряжаться или управлять СМИ в Казахстане. Как известно, в собственности или управлении иностранного физического и юридического лица может находиться не более 20% акций (долей, паев) юридического лица – собственника СМИ. Депутат В. Котович предлагал изменить процентное соотношение в пользу иностранных собственников СМИ и повысить долю акций до 49 %. Поправка не прошла.

Затем группа депутатов (А. Айталы, Е. Абылкасымов, Э. Бакир) предложила вообще запретить иностранцам владеть, пользоваться, распоряжаться, управлять казахстанскими СМИ. Эта поправка тоже не прошла.

В итоге была принята поправка, которая определяет, что иностранцам разрешено владеть, пользоваться, распоряжаться или управлять в совокупности не более 20% акциями (долей, паев) юридического лица – собственника СМИ.

Во-вторых, депутаты разобрались, наконец, с учредителем собственника. П.3 ст. 9 содержит определение понятия собственник – «это физическое или юридическое лицо, обладающим исключительным правом на производство и распространение средства массовой информации и принявшее на себя обязанности по его выпуску, выходу в эфир». Решили, что в случае, когда «собственник СМИ не является физическим лицом, он может учреждаться одним или несколькими учредителями – собственниками имущества» (п.11).

Может ли иностранный гражданин руководить редакцией казахстанского СМИ?

Нет, не может. Депутаты старательно обсудили ст.10 (ст. 12 в редакции разработчика) «Редакция средства массовой информации» и особо потрудились над пп.1 пункта 5 (п.4 в редакции разработчика), тем самым, который устанавливает, что главным редактором (редактором) не может быть иностранец или лицо без гражданства.

Хотя данная норма и является прямым нарушением ст.14 п.2 Конституции РК (дискриминацией), а также Указа Президента Республики Казахстан, имеющего силу закона, от 19 июня 1995 года N 2337 «О правовом положении иностранных граждан в Республике Казахстан», ст. 3 которого - «Принципы правового положения иностранных граждан в Республике Казахстан» - устанавливает: «Иностранные граждане в Республике Казахстан имеют все права и свободы, а также несут все обязанности, установленные Конституцией, законами и международными договорами Республики Казахстан, за исключением случаев, предусмотренных законами и международными договорами Республики Казахстан.

Иностранные граждане в Республике Казахстан равны перед законом, независимо от их происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий.

Использование иностранными гражданами своих прав и свобод не должно наносить ущерб интересам Республики Казахстан, правам и законным интересам ее граждан и других лиц и неотделимо от исполнения ими обязанностей, установленных законодательством Республики Казахстан».

Использование иностранными гражданами своих прав и свобод на посту главных редакторов (редакторов) СМИ вряд ли способно нанести ущерб добропорядочным гражданам Казахстана, скорее наоборот - иностранные специалисты могут помочь казахстанским редакторам стать более профессиональными, передавая свой опыт. А телезрители, радиослушатели и читатели только выиграют от просмотра/прослушивания интересных программ или чтения занимательных статей. А какой именно «вред» работа иностранных граждан в качестве главных редакторов (редакторов) казахстанских СМИ – способна нанести Республике Казахстан или правам и интересам «других лиц»? … А вдруг чему лишнему научат?

Норма осталась без изменения. Правда, депутат В. Котович предлагал внести поправку, которая бы этот запрет распространяла только на государственные СМИ. Обоснование – редактор может быть наемным работником и, следовательно, его деятельность будет определяться законом «О труде», который, как известно, не дискриминирует в трудовых правоотношениях лиц без гражданства и иностранцев. Но эта поправка не была принята.

Изменен пп.4, который отныне запрещает несовершеннолетнему лицу быть главным редактором, даже если возглавляет он периодическое печатное издание, издаваемое для таких же несовершеннолетних читателей. Данное положение является прямым нарушением ст.14 п.2 Конституции РК, т.е. дискриминацией по возрастному признаку. Вероятно, после принятия законопроекта, молодые редакторы школьных газет лишатся своих постов.

Суммируя эти запреты, можно сделать вывод, что квалифицированность кадров СМИ как приоритет даже не рассматривается.

Срок постановки на учет СМИ будет составлять 1 месяц?

Интересную поправку внесли депутаты в п.5 ст.12 (ст.14 в редакции разработчика) «Постановка на учет средства массовой информации» и касается она срока рассмотрения государственным уполномоченным органом заявления собственника СМИ о постановке на учет. Сейчас это срок составляет 15 календарных дней (2 недели), в тексте законопроекта – 15 рабочих дней (3 недели). Но теперь есть совершенно законные основания продлевать этот срок до 1 месяца. Новая редакция этого пункта звучит так: «в случаях необходимости получения дополнительного разъяснения по заявлению и прилагаемым к нему документам, срок рассмотрения заявления по решению уполномоченного органа продлевается на срок до одного месяца».

Так как текст законопроекта «О СМИ» не устанавливает перечень этих «случаев необходимости», оставляя этот вопрос на усмотрение чиновников Министерства информации, то, скорее всего, срок постановки на учет практически всех СМИ будет составлять 1 месяц. Прибавьте сюда время на пересылку документов из территориальных управлений информации в Министерство информации и обратно – получается 2- 3 месяца. Для чего нужно такое количество времени, тоже понятно: чиновники должны досконально проверить все сведения, которые будут указаны в заявлении о постановке на учет. Авторы этой поправки – Комитет по социально-культурному развитию, депутаты С. Алибаев, Н. Максимонько, Н. Рустемов.

Казахстанских детей приносит аист!

Ст. 17 п.5 (ст.19 в редакции разработчика) устанавливает полный и безоговорочный запрет на «выход в эфир телевизионных программ, в том числе их анонсов, и радиопрограмм, а также демонстрацию кино- и видеопродукции порнографического, сексуально-эротического характера, пропаганду культа жестокости и насилия».

Эта статья уже рассматривалась в Сенате 30 января 2004 г. Сенаторов не устроила формулировка пп. 29 ст. 1 законопроекта, трактующего продукцию сексуально-эротического характера в СМИ как «сообщения и материалы периодических печатных изданий или теле-, радиопередач, которые в целом и систематически эксплуатируют интерес к сексу». Вместо этого определения верхняя палата предложила изложить пп. 29 в следующей редакции: «продукция эротического характера - сообщения и материалы периодических изданий или теле-, радиопередачи, не относящиеся к порнографическим, оказывающие эмоциональное и эстетическое воздействие на сексуальное чувство человека».

А п. 5 ст. 17 (ст.19 в редакции разработчика), которая регламентирует распространение продукции СМИ, сенаторы решили дополнить нормой, присутствующей в редакции разработчика: «Выход в эфир телевизионных и радиопрограмм, содержащих сцены эротического характера, без кодирования сигнала допускается только с 24 часов до 4 часов по местному времени».

Прибавьте к этим предложениям не тронутые сенаторами нормы законопроекта, отдающие на откуп местным властям вердикт, что же считать эротикой, «оказывающей эмоциональное и эстетическое воздействие на сексуальное чувство человека». И народ будет «надежно защищен» не только от порнографии, но также от шедевров кино, литературы, живописи, других видов искусства, показов мод, теле- и фоторепортажей о соревнованиях по плаванию, художественной и спортивной гимнастике, греко-римской борьбе, трансляции классического балета и цирковых представлений, да и просто от изображений красивых и привлекательных людей. Не надо идти далеко: слова из колыбельной «Спи, моя радость, усни; в доме погасли огни…» могут обрести та-а-акой смысл… Каждый все понимает в меру своей испорченности. А резко ослабеть обещает защита казахстанцев от СПИДа и венерических заболеваний, недобросовестных производителей и бескультурья.

Кроме того, очередная попытка внедрить ханжеское отношение к сексу и эротике (ну совсем как в советские времена, когда секса у нас, как известно, вообще «не было»!) предполагает вполне определенные и жесткие юридические последствия для СМИ.

Немного об опровержении…

В ст. 29 (ст. 32 в редакции разработчика) «Право на опровержении» появились значительные изменения. Во-первых, появилась новая норма (автор поправки – депутат Р. Мединов), которая обязывает СМИ «при публикации информации, содержащей анализ или оценку с указанием недостатков деятельности государственных органов или его должностных лиц, предоставить им возможность публикации ответа». При этом норма не устанавливает сроки публикации ответа и требования, предъявляемые к самому тексту ответа. Может ли быть объем ответа больше чем объем опубликованных критических сведений? Допустимо ли в тексте ответа ставить под сомнение профессиональный уровень журналиста? В какой срок необходимо опубликовать ответ? И что делать, если текст ответа (что очень часто встречается) порочит профессиональное достоинство журналиста и наносит урон репутации газеты?

Во-вторых, депутат А. Айталы и Комитет по международным делам, обороне и безопасности стали инициаторами принятия поправки в п.5 этой же статьи. Напомним, этот пункт устанавливал, «гражданин или юридическое лицо, в отношении которого через средства массовой информации распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, вправе, вместо опровержения таких сведений, требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением». То есть, у пострадавшего есть выбор – либо опровержение, либо моральный вред. Судебная практика показывает, что большинство истцов по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации склоняются именно к последнему виду защиты и требует компенсации за причиненный моральный вред. Теперь, после принятия поправки, требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда можно независимо от «размещения опровержения» таких сведений.

В-третьих, что самое интересное, заметьте, в этом же п.5 сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию, идут сами по себе, а не в связке с «не соответствующими действительности». То есть, если про кого-то распространены сведения соответствующие действительности, а он на это обиделся, он может прямиком идти в суд и требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных по его мнению, распространением таких сведений.

Так что, если закон с такой статьей будет принят, то, допустим, Геннадий Бендицкий, имея хоть три чемодана документальных доказательств достоверности опубликованного, будет обязан возместить убытки и выплатить компенсацию г-ну Жабагину «за распространение сведений, СООТВЕТСТВУЮЩИХ действительности» (!!!) Гениально, господа! Сродни правилам:
Пункт 1. Начальник всегда прав.
Пункт 2. Если начальник неправ, см. пункт 1…

Новое в правах и обязанностях журналиста

Глава 8 «Права и обязанности журналиста» тоже подверглась изменениям. Удивительным оказался факт внесения в ст. 30 (ст. 33 в редакции разработчика) «Права журналиста» Комитетом по международным делам, обороне и безопасности поправки, закрепляющей за журналистом право «добывать и предавать гласности незаконно засекреченную информацию». Вероятно, очень много у нас незаконно засекреченной информации, раз уже парламентский комитет решил наделить журналистов правом на ее поиск и распространение. Однако коллеги комитетчиков не поддержали, и поправка не прошла. Страна может спать спокойно!

Зато были приняты другие поправки (п.1 пп.13 и 14), наделяющие журналистов правом «предъявлять иски собственнику или главному редактору (редактору) в регрессном порядке, если претензии к нему предъявлены в результате редактирования материала, исказившего его содержание» и «получать компенсацию от собственника или главного редактора (редактора), если осуществление им профессиональной деятельности связано с риском для жизни и (или) здоровья».

Не прошла поправка депутата С. Алибаева об исключении нормы о получении журналистом согласия на использования аудио – или видеозаписи при проведении интервью с гражданами. Исключена норма, которая обязывает журналиста ставить в известность главного редактора о возможных исках к редакции СМИ (ст.34 п.6 в редакции разработчика).

Принята поправка депутата А. Бакира об обязанности журналиста «отказаться от данного ему главным редактором или редакцией задания, если его действие повлечет нарушение законодательства Республики Казахстан» (ст.31 п.6).

Источник информации тоже может нести ответственность

Согласно принятой поправке к редакции разработчика ст.39 п.2, в редакции Мажилиса – ст. 36 п.1, к ответственности за нарушение законодательства о средствах массовой информации может быть привлечен источник информации наряду с журналистами и должностными лицами в СМИ. Нельзя сказать, что введение этой нормы сделает источников информации более разговорчивыми, скорее наоборот – информацию станет добывать еще труднее.

Не принята депутатами поправка в ст.40 (ст. 37 в редакции Мажилиса), которая устанавливает исчерпывающий перечень случаев освобождения журналистов от ответственности в случае распространения не соответствующих действительности сведений. Поправка эта предполагала освобождение от ответственности в случае «ссылки на источник информации».

Итого, дух законопроекта — ограничение и без того находящейся под вопросом свободы слова, в угоду неприкасаемым «интересам национальной безопасности». Как считают журналисты, выступившие с обращением к сенатору Парламента РК Зауреш Батталовой, «законопроект в том виде, в котором он принят Мажилисом, отдает судьбу казахстанских СМИ в руки исполнительной власти, в частности министерства информации».

К слову, на заседании комитета верхней палаты по социально-культурному развитию сенатор З.Батталова пыталась добиться от министра информации г-на С.Абдрахманова ответа на, казалось бы, простой вопрос: в каких исключительных случаях министерство может самостоятельно приостанавливать деятельность СМИ? Министр дал убедительный, казалось бы, ответ: «Любое решение по приостановлению или закрытию средств массовой информации принимается судом или собственником. Уполномоченный орган в лице Министерства информации не имеет права самолично закрыть ни одно издание. Приостанавливать деятельность лицензии министерство может только в исключительных случаях. Если канал начнет выдавать в эфир антиконституционные призывы, дожидаться начала судебного процесса, а тем более его конца, извините, большой риск. Приостановление вступает в действие буквально на следующий день (п 1 и 2 ст.4 – в силу тяжести допускамых нарушений основных принципов Конституции РК служат основаниями для прекращения выпуска продукции без приостановления – ред.). Если суд решит, что решение уполномоченного органа незаконно, суд наказывает Министерство информации и принимает решение о возобновлении трансляции…». Увы, эта сказка - для тех, кто читал проект недостаточно внимательно. С третьей попытки Батталова «дожала» министра конкретным постатейным раскладом: «Но пункт 4 статьи 8 законопроекта говорит о том, что министерство присваивает себе все три функции: выдачи, приостановления действия и отзыва свидетельства о постановке на учет СМИ. И будет осуществлять их самостоятельно, подменяя собой суд!»

К сожалению, ее настойчивость даже в этом конкретном случае ситуацию не изменила. В число восьми поправок, одобренных рабочей группой сената, ее инициатива не вошла. Против - большинство членов рабочей группы.

Председатель комитета Сената Куаныш Султанов публично поддержал позицию Министерства информации и заявил: «Преувеличены наши эмоции в отношении устрашающего положения этого законопроекта. Ничего этого нет. На данном этапе нашего развития этот закон поможет обществу откорректировать многие вопросы».

Понять депутатские безволие и податливость легко: накануне выборов народным избранникам не меньше правительства нужны легко управляемые и послушные СМИ.

Еще ни один из законов-предшественников, регулирующих деятельность средств массовой информации, не вызывал подобного ажиотажа, какой порождает проект третьего по счету со времени обретения независимости закона, утвержденного депутатами Мажилиса в конце прошлого года. «Казахстанские журналисты, их коллеги из стран СНГ, международные организации просили депутатов отклонить законопроект, однако их голоса мажилисменами не были услышаны», - пишут журналисты в своем обращении к сенатору З.Батталовой. Из 60 голосовавших мажилисменов 53 проголосовали «за» проект закона. Результаты поименного голосования в Мажилисе РК по законопроекту о СМИ смотрите здесь.

Слово остается за Президентом. Напомним, 5 февраля законопроект, вынесенный на пленарное заседание Верхней палаты, было решено направить в Мажилис с изменениями и дополнениями, внесенными Сенатом.

Политологи говорят, что «СМИ – зеркало общества». Так что же будет отражать «зеркало» казахстанской прессы, если новый Закон «О СМИ» будет принят в существующей на сегодняшний день редакции: розочки и цветочки или правду, пусть временами и горькую, но соответствующую объективной реальности?

Или власти нет нужды искоренять «личные» недостатки, коли можно прикрыться новым законом от тех журналистов, которые эти недостатки пытаются вскрыть? Похоже, что власти решили что виноваты не те, кто совершает какие-либо противоправные действия (например, берут взятки), а СМИ, рискнувшие вывести их на «чистую воду». Так уж повелось, что наши госслужащие больше привыкли пенять на «зеркало», как в известной русской пословице, но не воспринимать критику как руководство к действию.

03 февраля 2004 г. Подготовлено по материалам сайтов и соб. инф.
http://www.medialaw.kz
http://www.kub.kz
http://dic.academic.ru
http://zakon.kz
http://www.express-k.kz
http://www.navi.kz

 

Вернуться на главную страницу Архив новостей Internews Kazakhstan


Fatal error: Class 'MLClient' not found in /var/www/vhosts/v-8293.webspace/www/old.internews.kz/images/lmods/inc.php on line 58