Internews Network Kazakhstan Новости на сайте Internews Network Kazakhstan

Подписка на получение новостей Internews Kazakhstan по электронной почте Архив новостей Internews Kazakhstan

Гильдия лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам

Per. №14127 Главного управления Министерства юстиции РФ по г.Москве от 15.02.2001 г.
129164 МОСКВА а/я 110. Тел. (095) 201-32-42. Факс (095) 201-49-47. E-mail: [email protected]. ИНН 7717118908. Internet: www.expertizy.narod.ru

ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ № 28/5

г.Москва

З0мая2002г.

Комиссия экспертов в следующем составе: председатель правления Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, доктор филологических наук, профессор Горбаневский Михаил Викторович (научно-исследовательский лингвистический стаж - 26 лет), зам. председателя правления Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, доктор филологических наук, профессор Шаклеин Виктор Михайлович (научно-исследовательский лингвистический стаж - 33 года), действительный член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, доктор филологических наук, профессор Бельчиков Юлий Абрамович (научно-исследовательский лингвистический стаж - 49 лет), действительный член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, кандидат филологических наук, доцент Кара-Мурза Елена Станиславовна (научно-исследовательский лингвистический стаж - 22 года), действительный член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, доктор филологических наук, профессор Мамонтов Александр Степанович (научно-исследовательский лингвистический стаж - 26 лет) на основании запроса директора представительства «Интерньюс Нетуорк» в Казахстане О.Кациева от 24.05.2002 г. произвела психолого-лингвистическую экспертизу публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2», размещенной на веб-сайте представительства «Интерньюс Нетуорк» в Казахстане в электронном бюллетене № 23 (117) за 2001 год, в связи с судебным иском Алиева Рахата Мухтаровича к представительству «Интерньюс Нетуорк» в Казахстане.

Права и обязанности экспертов, предусмотренные ст. 82 УПК РСФСР, нам разъяснены. Об уголовной ответственности за дачу ложного заключения по ст. 307, 308 УК РФ мы предупреждены.

Экспертиза начата 24 мая 2002 г. Экспертиза закончена 30 мая 2002 г. В распоряжение экспертов были предоставлены следующие материалы:

Ксерокопия распечатки публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2», подписанной Светланой Дылевской и размещенной на веб-сайте представительства «Интерньюс Нетуорк» в Казахстане в электронном бюллетене № 23 (117) за 2001 год на 6-и стр. (сс.2-7).

Ксерокопия искового заявления Алиева Рахата Мухтаровича (по доверенности - ТОО «Юридический центр») о защите чести, достоинства и деловой репутации от 05.12.2001 на 2-х стр.

Ксерокопия заключения экспертов № 2561 Центральной (Алматинской) научно-производственной лаборатории судебной экспертизы от 21 марта 2002 г. на 20-и стр.

Обстоятельства дела: известны комиссии экспертов в объеме изложенного в представленных материалах. Научные исследования в ходе экспертизы проведены в г. Москве в Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам; при производстве экспертизы участники процесса не присутствовали. На разрешение экспертов поставлены следующие вопросы:

Какие типы лексики современного русского языка российские ученые-лингвисты относят к оскорбительной лексике?

Содержатся ли в публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2» слова или словосочетания, относящиеся к одному или нескольким типам оскорбительной лексики?

Содержатся ли в публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2» клеветнические высказывания или измышления в адрес Р.М.Алиева?

Содержится ли в оспариваемом фрагменте публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2» оценка личности и деятельности Р.М.Алиева?

Содержатся ли в публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2» высказывания, дающие негативную оценку личности Р.М.Алиева?

Каков смысловой контекст оспариваемого Р.М.Алиевым фрагмента публикации:

«Д. Назарбаева и ее супруг - первый заместитель председателя КНБ РК Рахат Алиев, владеют или контролируют (прямо или косвенно) несколько теле- и радиосетей, объединенных неформально в медиахолдинг (телеканалы Хабар, КГК, НТК, «ОРТ-Казахстан», ра­диостанция «Европа плюс Казахстан», «Хит ФМ-Хабар», «Русское радио», «Радио Ретро-Караван», газеты «Новое поколение», «Караван», типография «Каравана», информационное агентство «Kazakhstan Today», рекламное агентство TV-Media и др.) В этом же ряду стоят телекоммуникационная компания КА ТЕЛКО, «Казахстанская вещательная корпорация» (зимой 2000 года постановлением правительства две организации, в ведении которых находились телерадиопередающие средства (передатчики, телевышки, телецентры и т.п.) были реорганизованы и права владения и пользования государственным пакетом акций новоиспеченной организации были переданы «КВК-Казахстанской Вещательной Корпорации», учредителем которой является группа юридических и физических лиц. Эксперты задаются вопросом, кому была выгодна приватизация госсобственности?)"

Каковы наиболее существенные и значимые жанровые, психолингвистические и стилистические особенности текста публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2» ?

Какими, исходя из анализа стилистики, композиции публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2» и семантики ее лексических компонентов, являются целеполагающие установки данной публикации - как текста, обращенного через электронное СМИ к множеству читателей?

В результате проведенного исследования эксперты пришли к следующим выводам:

1.Какие типы лексики современного русского языка российские ученые-лингвисты относят к оскорбительной лексике?

В лингвистических экспертизах по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации, как правило, ключевым звеном является детальное изучение значения и стилистической окраски слов и словосочетаний современного русского языка, содержащихся в представленных на экспертизу текстах, учитывая их возможное использование для унижения чести и достоинства другого человека, выраженное в неприличной форме (оскорбления).

При оскорблении в отличие от клеветнических сведений, которые должны быть заведомо ложными, правдивость и ложность распространяемых сведений значения не имеет. В практике принято вы­делять определенные разряды слов литературного и разговорного языков, использование которых в отношении определенного лица (прежде всего, физического), как правило, является оскорбительным. Это следующие разряды:

1.Слова и выражения, обозначающие антиобщественную, социально осуждаемую деятельность: мошенник, жулик, проститутка.

2.Слова с ярко выраженной негативной оценкой, фактически составляющей их основной смысл, также обозначающие социально осуждаемую деятельность или позицию характеризуемого: расист, двурушник, предатель.

3.Названия некоторых профессий, употребляемые в переносном значении: палач, мясник. 4.3оосемантические метафоры, отсылающие к названиям животных и подчеркивающие какие-либо отрицательные свойства человека: нечистоплотность или неблагодарность (свинья), глупость (осел], неповоротливость, неуклюжесть (корова) и т.п.

5.Глаголы с осуждающим значением или прямой негативной оценкой: воровать, хапнуть.

6.Слова, содержащие экспрессивную негативную оценку поведения человека, свойств его личности и т.п., без отношения к указанию на конкретную деятельность или позицию: негодяй, мерзавец, хам. 7.Эвфемизмы для слов первого разряда, сохраняющие тем не менее их негативно-оценочный характер: женщина легкого поведения, интердевочка.

8.Специальные негативно-оценочные каламбурные образования: коммуняки, дерьмократы. Кроме того, оскорбительным, как правило, является использование в качестве характеристик лица не­цензурных слов.

2. Содержатся ли в публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2» слова или словосочетания, относящиеся к одному или нескольким типам оскорбительной лексики?

В анализируемой публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2» не содержится оскорбительной лексики.

3. Содержатся ли в публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2» клеветнические высказывания или измышления в адрес P.M.Алиева?

Вопрос находится вне компетенции экспертов-лингвистов. Клевета предполагает прямой умысел лжи (когда говорящий/пишущий изначально стремится опорочить другое лицо, зная, что не прав, но все равно говорит или пишет, сообщая ложные сведения, причем касающиеся конкретных фактов, а не представляющие собой оценочные суждения). В этом аспекте теории права эксперт-лингвист не располагает возможностью определить наличие/отсутствие умысла.

4. Содержится ли в оспариваемом фрагменте публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2» оценка личности и деятельности Р.М.Алиева?

Собственно оценки оспариваемый фрагмент не содержит. Фрагмент содержит информацию о том, что Рахат Алиев (и его супруга Д. Назарбаева) «владеют или контролируют (прямо или косвенно) несколько теле- и радиосетей, объединенных неформально в медиахоядинг».

Эта информация (сведения) не может быть признана положительной или отрицательной, так как само по себе владение чем-нибудь или контролирование чего-нибудь не может характеризовать человека с хорошей или плохой стороны. При этом информация о владении чем-либо или о прямом контролировании может быть проверена (верифицирована); сведения о косвенном контролировании документально подтвердить трудно, таким образом, информацию в тексте о косвенном контролировании верифицировать затруднительно.

Что такое оценка личности с лингвистической точки зрения? Это предицирование (приписывание) человеку свойств и качеств в аспекте Добра или Зла, Пользы или Вреда, Красоты или Безобразия, Благородства или Подлости и тому подобных аксиологических (оценочных) категорий или представле­ние его действий и поступков как подлежащих аксиологической характеристике. С точки зрения языковой формы это выражается в употреблении стилистически окрашенной, экспрессивно-оценочной лек­сики (а не стилистически нейтральных синонимических вариантов). Приведем пример нейтрального и оценочного называния человека, его свойств и действий. Можно сказать, что он некрасив, а можно - он урод. В последнем случае высока степень проявленности качества, т.е. экспрессивность слова. Можно сказать, что человек что-то взял без разрешения и без основания, а можно - что он это украл или спер. Если в первом случае в формулировке содержится неэмоциональная и неоценочная констатация события, то во втором случае в значении слова заложена ярко выраженная оценка действия как противоправного, не соответствующего ни закону, ни нравственным критериям. А в третьем случае негативная оценка настолько сильна, что сама находится за гранью допустимого речевого поведения. Такие слова называются ненормативными (в данном случае это экспрессивно-просторечное слово), а их употребление не рекомендуется в официальных ситуациях, да и вообще не приветствуется, потому что их употребление само может оцениваться как неправомерное речевое поведение - унижение чести и достоинства личности как объекта оценки.

Во фрагменте текста публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2», который лег в основание иска, полностью отсутствуют оценочные номинации действий и состояний истца. Все глаголы, которыми обозначены эти действия и состояния, относятся к стилистически нейтральной неоценочной лексике русского языка: «Д. Назарбаева и ее супруг - (..) Рахат Алиев владеют или контролируют (..) несколько теле- и радиосетей (..)». Другое дело, что в этой фразе допущена грамматическая стилистическая ошибка при употреблении однородных сказуемых, выраженных глаголами с разными управляемыми падежами (надо было бы написать «владеют несколькими теле- и радиосетями и контролируют их»). Но для данной исковой ситуации эта стилистическая ошибка не имеет никакого значения, так как не влияет на значение фразы.

5. Содержатся ли в публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2» высказывания, дающие негативную оценку личности Р.М.Алиева?

Высказываний (в форме утверждения, предположения), содержащих негативную информацию лично о P.M. Алиеве или негативную оценку P.M. Алиева, в публикации не содержится.

Публикация «Хабаризация всей страны. Часть 2» посвящена «подробностям о ЗАО «Агентство «Хабар». Цель статьи определена автором в начале публикации. Подробности предполагают рассказ (информацию) об объекте («Агентство «Хабар»). Статья - последовательная «история вопроса» «Агентства «Хабар». Автор сопровождает эти подробности (факты) большим количеством цитируемого материала, который позволяет читателю ответив на вопросы, которые интересуют журналиста. Так, излагая «вопрос государственной поддержки канала», автор цитирует интервью Д. Назарбаевой; см. также «На вопрос журналистов, кто является учредителем канала и как он получил частоту» - ответ (в изложении) министра культуры А. Сарсенбаева.

Все приводимые факты журналист, конечно, анализирует, однако основной элемент анализа -риторические вопросы, задаваемые автором, так как основная задача автора - сопоставить и осмыслить факты (источники всегда указываются) и интерпретацию этих фактов. Заметим также, что весь анализ дан в форме предположений: «Думается, что сказанное» - вводное слово думается; «Видимо, решив подстраховаться» - вводное слово видимо; «эксперты по СМИ говорят» -предложение, указывающее на источник мнений.

Автор данной публикации активно пользуется сведениями и мнениями, сформулированными другими журналистами или другими субъектами информационной и политической деятельности, включая свое агентство как целое. Ср. авторизованное высказывание с двумя субъектами: один - это коллективный субъект речедеятельностного предиката («СМИ, близкие к правительственным кругам»), а другой субъект - реальный автор высказывания (журналистка С. Дылевская), выражающий свою недвусмысленно негативную оценку способа действий этих СМИ: «преподносят» - это ироничный синоним стилистически нейтрального глагола «пишут» - доминанты синонимического ряда, входящего в большое лексико-семантическое поле с общим значением «передача информации» (говорить, писать, рассказывать). Кроме того, источниками информации и мнений, упомянутыми в статье, являются также Д. Назарбаева («Кстати, сама Д.Назарбаева неоднократно заявляла об идеях создания ряда «Хабаров» и о ретрансляции «клонированных» каналов на всю республику: (интервью газете «Новое поколение»: «сегодня ясно, что»), правительство («А еще раньше, весной (22 апреля) 1998 года правительство издало постановление 380»), вышеупомянутая «Казахстанская Правда» и нек. др. (Полисубъектность текста как лингвистическая проблема исследована в ряде трудов проф. Г.А. Золотовой). Большой разоблачительный пассаж относительно роли Д. Назарбаевой принадлежит обозревателю казахстанской прессы Андрею Свиридову. Процитируем (в сокращении, сохраняя авторское правописание) его мнение, поскольку оно также сформулировано с применением ряда риторических приемов косвенной негативной оценки, которые автор вынужден использовать, поскольку Д. Назарбаева - дочь президента Казахстана Н. Назарбаева: «Если человек хочет и может руководить электронным СМИ и это у него получается, то пусть и руководит, чьим бы отпрыском его не угораздило родиться. Тем более, что первоначальные информационные программы «Хабара», еще в качестве одной из редакций КазТВ, являли собой заметный прогресс по сравнению с прежней продукцией государственной телерадиокомпании, застывшей в безнадежном «совке». Если бы новая телекомпания действительно развивалась в эту сторону, это можно было бы только приветствовать. Если бы возглавляемая «дочерью Казахстана» медиа-империя могла бы - и желала бы - играть по общим правилам, а не устанавливать их сама под себя! И уж тем более не стремилась бы то и дело менять эти правила по ходу игры».

6. Каков смысловой контекст оспариваемого Р.М.Алиевым фрагмента публикации: «Д. Назарбаева и ее супруг - первый заместитель председателя КНБ РК Рахат Алиев, владеют или контролируют (прямо или косвенно) несколько теле- и радио­сетей, объединенных неформально в медиахолдинг (телеканалы Хабар, КГК, НТК, «ОРТ-Казахстан», радиостанция «Европа плюс Казахстан», «Хит ФМ-Хабар», «Рус­ское радио», "Радио Ретро-Караван», газеты «Новое поколение», «Караван», типография «Каравана», информационное агентство «Kazakhstan Today», рекламное агентство TV-Media и др.) В этом же ряду стоят телекоммуникационная компания КАТЕЛКО, «Казахстанская вещательная корпорация» (зимой 2ООО года постановлением правительства две организации, в ведении которых находились телерадиопередающие средства (передатчики, телевышки, телецентры и т.п.) были реорганизованы и права владения и пользования государственным пакетом акций новоиспеченной организации были переданы «КВК-Казахстанской Вещательной Корпорации», учредителем которой является группа юридических и физических лиц. Эксперты задаются вопросом, кому была выгодна приватизация госсобственности?)"

Фрагмент, приведенный в исковом заявлении, процитирован частично, вырван из контекста. В самой публикации этот фрагмент - часть абзаца, начинающегося фразой: «Эксперты по СМИ говорят, что сегодня все крупные казахстанские СМИ фактически перешли в собственность членов семьи президента страны, либо частных лиц, близких к президентским кругам». Важно обратить внимание на то, что это мнение не автора статьи, а экспертов по СМИ, на что указывает вводное предложение «Эксперты по СМИ говорят». Фрагмент искового заявления и следующего за процитированным выше первым предложением абзац публикации, таким образом, может быть отнесен к подтверждению мнения экспертов. Содержание заключительной фразы (вопроса) абзаца «Эксперты задают вопрос: кому была выгодна приватизация госсобственности?» также указывает на то, что фрагмент, приведенный в иске, - аргумент в пользу верности мнения экспертов по СМИ.

В указанном фрагменте отсутствуют оценочные номинации, касающиеся личности истца. Словарь сочетаемости слов русского языка (под ред. П.Н. Денисова, В.В. Морковкина, изд. 2, испр., М., 1983) дает такие определения к слову «личность», как «человеческая, отдельная, историческая» и нек. др. неоценочные дефиниции, а также «выдающаяся, героическая, светлая, темная, подозрительная» и под., дающие оценочную квалификацию. Из приведенного списка видно, что в состав лексического значения оценочных прилагательных входит категориальный аксиологический компонент «хороший» или «плохой», содержащий явную этическую составляющую. Отметим, что, по мнению выдающегося современного русиста, члена-корреспондента Н.Д. Арутюновой, оценка как феномен человеческого познания и отношения к миру всегда содержит в более или менее отчетливой форме этический, нравствен­ный аспект. По словарю П.Н. Денисова и В.В. Морковкина ЛИЧНОСТЬ - это «человек как член общества и как носитель личного, индивидуального начала; совокупность свойств, присущих данному человеку», а по -«Толковому словарю русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой это «1.Человек как носитель каких-н. свойств, лицо (в 3 знач.). 2.мн. Обидные замечания, намеки». Ни одного определения личности в цитируемом отрывке нет, потому что автор статьи С. Дылевская и не ставила своей задачей оценку личности P.M. Алиева - ни в цитированном фрагменте, ни в статье в целом.

Отметим специально такие текстовые субъекты, как «наблюдатели и ТВ-эксперты» и «эксперты по СМИ». Доверяя им высказывать экспертное мнение, автор публикации С.Дылевская прибегает к испытанному риторическому приему обращения к авторитетам для придания своей позиции большей убедительности в глазах читательской аудитории интернет-издаия. Кроме того, таким способом автор уменьшает возможность преследования за критику, поскольку использует мысли из авторитетных интеллектуальных источников и создает фундамент обоснованности своей журналистской позиции. Именно «эксперты по СМИ» и являются субъектами мнения во фрагменте, послужившем основанием данного иска. Он представляет собой один из последних абзацев публикации «"Хабаризация" всей страны. Часть 2» и непосредственно следует за абзацем, где сформулирована ключевая проблема статьи. Процитируем фрагмент, но не так, как это сделал истец. Разобьем его на логико-композииионные элементы и прокомментируем логическую структуру этого фрагмента с 1 по 9 пункт. Процитировав целиком оба абзаца, постараемся понять, уже познакомившись в ходе экспертного анализа со всей статьей, какой персонаж статьи является главным объектом критики в данном произведении:

1. К сожалению, вопрос о реальных владельцах крупнейших казахстанских СМИ остается тайной за семью печатями. 2. Складывается парадоксальная ситуация, когда 3. с одной стороны, СМИ являются формально независимыми (то есть негосударственными, частными), а с другой - прослеживается явная близость государственных структур к крупнейшим теле- и радиосетям. 4.В таких условиях невозможен какой-либо контроль общества за законностью использования государственных доходов, за законностью получения и распределения доходов, начисления налогов и т.п. З.Эксперты по СМИ говорят, что 6.сегодня все крупные казахстанские СМИ фактически перешли в собственность членов семьи президента страны, либо частных лиц, близких к президентским кругам. Т.Д. Назарбаева и ее супруг - первый заместитель председателя КНБ РК Рахат Алиев, владеют или контролируют (прямо или косвенно) несколько теле- и радиосетей, объединенных неформально в медиахолдинг (). В этом же ряду стоят телекоммуникационная компания КАТЕЛКО (). З.Эксперты задаются вопросом, Э.кому была выгодна приватизация госсобственности?

Данный текстовый фрагмент состоит из двух абзацев и располагается в заключительной части статьи. В нем содержатся основные наблюдения и выводы автора статьи по поводу ситуации в казахстанских СМИ. В п.1 сформулирована основная проблема статьи относительно генерального объекта текста. В п. 2 оценена ситуация, то есть сформулирован основной тезис данного заключительного фрагмента статьи, а в 3 приведены аргументы к этому тезису. Пункт 4 представляет собой вывод-следствие из этого рассуждения. Пп. 5 и 8 представляют собой авторизационные конструкции, в кото­рых появляется особый субьект речи - «эксперты», причем этот субъект призван и усилить своим авторитетом производимое на аудиторию впечатление, и распределить ответственность за критические мнения, высказываемые относительно генерального объекта текста - «крупнейших казахстанских СМИ». Эго - один из приемов «эзопова языка» в условиях ограниченной свободы слова. Пункт 6 -основа для критического пафоса статьи, фиктивный тезис. Здесь информация подана в специфической синтаксической позиции (в придаточном изъяснительном, где сведения воспринимаются с наименьшей критичностью, как само собой разумеющиеся; это так называемая семантическая пресуппозиция). Однако суггестивность (некритичность восприятия) этой информации смягчена глаголом в модусной рамке (перформативный, т.е. речевой глагол «говорить» обладает меньшей верифицирующей, истинностной силой, нежели, например, глагол «сообщать»). Пункт 7 является аргументом-примером к тезису в п. 6 и собственно и представляет собой предмет для искового заявления. Он содержит сведения, которые истец считает не соответствующими действительности. И, наконец, п. 9 являет собой косвенное утвер­ждение, сделанное в виде риторического вопроса. Формулировка «Кому была выгодна приватизация госсобственности?» в предлагаемых обстоятельствах означает только одно: «Приватизация госсобственности была выгодна тем, кто ее получил», а из предыдущих высказываний читателю это стало совершенно понятно: это члены семьи президента Назарбаева, в первую очередь его дочь Д. Назарбаева. Она, а вовсе не Р. Алиев является основным объектом критики анализируемой статьи в информационном интернет-бюллетене «Интерньюс Нетуорк» в Казахстане, мнение которого представлено автором статьи - журналистом С. Дылевской.

На основе проведенного анализа можно выявить то, что в этом пассаже (т.е. в п.7) причинило истцу, по его мнению, «непоправимый моральный вред, выразившийся в дискомфортном, нервозном состоянии». В этом высказывании распространяются как нечто уже известное, как аргумент к тезису, сведения, которые он считает не соответствующими действительности. А сам истец, по его словам, предстает в этой фразе как субъект действия, не соответствующего действительности. Причина такого восприятия данной фразы и истцом, и потенциальной аудиторией чисто лингвистическая, но она лежит не в употреблении негативно оценочной лексики, которая призвана оскорблять личность субъекта действия и унижать его честь и достоинство, дискредитировать его в глазах потенциальной аудитории. Этого здесь нет. Причина лежит в специфической синтаксической организации фразы, которая является характерной для русского языка в целом и часто встречается в журналистских текстах как новостного, так и аналитического характера, обладающего как позитивным, так и негативным пафосом. Анализируемая фраза устроена так, что сведения, содержащиеся в ней, воспринимаются как достоверные, хотя это может быть и не так. Здесь лингвистическая экспертиза оказывается у границ своей применимости, так как доказывать истинность или неистинность содержащихся в тексте сведений не входит в ее компетенцию.

Однако необходимо добавить, что лингвистика различает событие и оценку события, мнение о событии. И если фраза, содержащая событийную информацию, не подлежит лингвистическому суду, то это нельзя сказать о фразе, содержащей оценочное суждение. С точки зрения лингвистики это мнение, т.е. высказывание, не подлежащее как таковое процедуре верификации, проверке на истинность. А с точки зрения теории и практики журналистики мнение - неотъемлемая принадлежность текстов СМИ, право формулировать и распространять которые и для журналистов, и для дру­гих категорий граждан защищено Конституцией и национальными и международными законодательст­вами о СМИ.

7.Каковы наиболее существенные и значимые жанровые, психолингвистические и стилистические особенности текста публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2»?

Текст написан в жанре критической статьи, в сущностные характеристики которой входит наличие мнений по тем или иным важным вопросам современности. Высказываться по этим вопросам, поднимать их, вызывать к ним интерес широкой общественности - это профессиональная задача журналистики. Никто, никакие должностные лица не могут ей в этом воспрепятствовать. Мнения неподсудны, а свобода выражения и распространения мнений зафиксирована в Конституциях большинства демократических стран как одна из основополагающих гражданских свобод и одно из базовых прав личности. Однако информация в любом журналистском тексте должна быть достоверной, а мнения доказательными. Это тоже профессиональный долг журналистики, и в случае его невыполнения она должна исправлять допущенные промахи в соответствии с правилами, установленными законами и профессиональными кодексами. Неверная информация опровергается, а некорректные мнения оспари­ваются.

С уверенностью можно сказать, что в тексте публикации не содержатся оскорбительные оценки личности истца, и вообще никого из действующих лиц публикации. С уверенностью можно сказать, что об истце и о других действующих лицах распространены сведения, согласно которым они совершили деяния, которые могут и должны стать объектом критики и дальнейшего рассле­дования (для истца это участие высокопоставленного государственного служащего в приватизации и использование служебного и семейного положения). Степень достоверности именно этих сведе­ний лингвистическим путем не определяется. Для этого нужны фактические доказательства, кото­рые в статье не приведены. Информация сформулирована с опорой на высказывания различных субъектов казахстанского медиапроцесса и недостаточно конкретно. Сведения, распространяемые журналистом, должны быть достоверными, а мнения - обоснованы убедительными фактами. В случае с анализируемой публикацией у лингвистов-экспертов возникают некоторые сомнения, связанные с язы­ковой формой подачи информации. Что означает «контролируют прямо или косвенно» ~ каковы «формы» этой косвенности, какова ее степень? Что означает определение «объединенные неформально в медиахолдинг» - нет и не было документов об их объединении? Или журналисты не сумели их вовремя достать? В любом случае обоснованность действительно серьезных претензий к адрес Д. Назарбаевой, Р. Алиеву и другим персонажам публикации (кстати, безымянным) должна стать во главу угла дальнейшего журналистского расследования и быть явно представленной в тексте публикации. Эксплицирование доказательной базы журналистского текста позволяет авторам подобных критических статей избегать предъявления к ним судебных исков.

В целом статья «"Хабаризация" всей страны. Часть 2» ставит своей целью на основании большого фактологического материала и в рамках лингвистической корректности привлечь общественное внимание к ряду насущных проблем медиабизнеса и к деятельности медиакомпаний Казахстана. Исследованный комиссией экспертов текст написан очень взвешенно, эмоционально сдержанно, изложение имеет объективно-констатирующий характер. Автор стремится свои утверждения, а также оценочные суждения (которым тоже присуща сдержанная, преимущественно рационалистически-рассудочная экспрессия) обосновать логически или с опорой на цитаты из интервью должностных лиц, газетные материалы, официальные документы. Подтверждением данного тезиса экспертов служит то обстоятельство, что в шестистраничном тексте публикации 37% составляют прямые цитаты и ссылки на документы или их изложение. С.Дылевская проявляет осторожность в формулировании своих утверждений, высказывая некоторые из них в предположительной форме: «Видимо», «Думается», «Наблюдатели полагают, что, скорее всего» и др.

В тексте публикации нет необоснованно резких по тональности, по экспрессивной оценке негативных оценок должностных лиц, учреждений, органов СМИ. Несомненно, выразительным, заставляющим обратить внимание на журналистский материал представляется заголовок данной публикации, четко соотносящийся с ее содержанием и заостряющий внимание читателя на процессах, происходящих в системе казахстанских СМИ (тем более - местного читателя, владеющего актуальным фондом фоновых знаний). Вместе с тем заголовок публикации эксперты считают единственным острым, публицистически заряженным компонентом публикации, не выходящим, впрочем, за границы лингвистической корректности. Экспрессивные речевые средства в анализируемой публикации представлены весьма скромно и в своем большинстве относятся к сфере рационально-рассудочных оценок; их выразительность характеризуется сдержанностью, свойственной уравновешенной книжной речи, стилю изложения объективно-аналитического характера. Даже сдержанно-скептическое отношение (самое большее, что позволяет себе автор) выражается при помощи экспрессивных речевых средств умеренной, «спокойной» тональности: «не стоило обольщаться по поводу «скромных»аппетитов РГП», «о ретранслировании «клонированных» каналов», «Радио «Хабар» же, что называется, «застолбило» участок», «исподволь приучая слушателей к «пришествию» медиа-холдинга». Многие из такого рода «экспрессем» представляют собой переносно-метафорическое употребление или нейтральных слов, или устоявшихся в литературной речи словосочетаний более узкого значения (типа «звездный час» или «застолбить участок»).

8.Какими, исходя из анализа стилистики, композиции публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2» и семантики ее лексических компонентов, являются целеполагающие установки данной публикации - как текста, обращенного через электронное СГЛИ к неопределенному множеству читателей?

Влиятельная современная теория речевых актов утверждает, что одной из конституирующих особенностей высказывания как единицы речевого общения является показатель иллокутивной силы, то есть того задания, которое осуществляет говорящий по отношению к слушающему, чтобы донести до того нужную информацию в определенном ключе. Говорящий, например, может ставить своей целью сообщить информацию о каком-то событии, а может - и показать свое отношение к этому событию, оценив его как «хорошее» или «плохое», то есть раскритиковать или расхвалить его, а может и обнаружить особый смысл события - и тогда интерпретировать его, а если это некий тайный, утаиваемый во вред обществу смысл - то и разоблачить его. Иллокутивной силой обладает как единичное высказывание (минимальное речевое произведение), так и полномасштабное - текст. Комплексная иллокутивная сила есть и у журналистского текста. Она, как правило, формулируется как его жанровое название или его типологическая позиция в системе журналистских жанров. В случае публикации «Хабаризация всей страны. Часть 2», перед нами - текст, принадлежащий к жанру статьи в пределах группы аналитических жанров. Его специфическую (субжанровую) отнесенность мы определяем как критическую статью. Задание (целеустановка, иллокутивная сила) этого текста формулируется автором на двух уровнях, в соответствии с двумя объектами публицистического исследования (единичного - ЗАО «Агентство «Хабар» и обобщенного в масштабах республики, генерального - всего информационного рынка Казахстана). Целеустановка первого уровня (конкретная) формулируется на первой же странице в явном виде, с помощью глагола, обозначающего специфический аспект профессиональной деятельность журналиста: «В этом номере мы публикуем подробности о ЗАО «Агентство «Хабар»». Целеустановка второго уровня (обобщенная) нигде не сформулирована в тексте эксплицитно (явно), однако читатель может сформулировать ее сам. Для этого у него есть, во-первых, формулировка основной проблемы, которая поднимается в статье на последней странице и звучит как дедуктивный вывод относительно медиаситуации в стране на основании ряда вышеприведенных примеров: «К сожалению, вопрос в реальных владельцах крупнейших казахстанских СМИ остается тайной за семью печатями. Складывается парадоксальная ситуация, когда с одной стороны, СМИ являются формально независимыми (то есть негосударственными, частными), а с другой - прослеживается явная близость государственных структур к крупнейшим теле- и радиосетям. В таких условиях невозможен какой-либо контроль общества за законностью использования государственных средств, за законностью получения и распределения доходов, начисления налогов и т.п.» (сохранено правописание подлинника). Соответственно целеустановку статьи мы определяем как конструктивную критику с позиций интересов общества и в защиту конституционных положений. Во-вторых, критический, разоблачительный пафос статьи явствует из активного употребления оценочных номинаций применительно к ситуации и к действиям ряда игроков казахстанского медиаполя, которые участвуют, судя по тому, какие события описаны в статье, в специфической приватизации государственных СМИ и незаконном финансировании частных СМИ через бюджет республики. Здесь уже действительно есть словесные оценки, но, во-первых, оценки не истца P.M. Алиева, а других (хотя и близких ему) людей и, во-вторых, оценки, сформулированные вполне корректно, в пределах норм литературного языка, т.е. безусловно, не оскорбительные.

Пример негативной оценки ситуации - это употребление вводной конструкции «К сожалению». В современных синтаксических терминах такая конструкция определяется как модальная рамка высказывания и как способ авторизации, то есть специальный грамматический способ выявления говорящего субъекта - создателя данного высказывания. Этот субъект в принципе способен не только описать положение дел в мире (предложить слушающему, вообще - аудитории так называемую диктумную информацию), но и выявить свое отношение к ней (предложить аудитории модусную информацию). Журналист как автор всегда выражает не столько личное отношение, не столько личные интересы, сколько отношение и интересы некоторой группы людей. В приведенной нами ключевой фразе всей статьи эта группа четко обозначена - это «общество», т.е. гражданское общество, контроль которого за деятельностью казахстанских СМИ невозможен, по мнению редакции как коллективного автора (коллективного ритора, в соответствии с термином известного филолога, теоретика риторики и проблем СМИ Ю.В. Рождественского).

Пользователи веб-сайтов (к которым относится аудитория интернет-бюллетеня представительства «Интерньюс Нетуорк» в Казахстане) на постсоветском пространстве заведомо не принадлежат к массовому читателю. Это интеллектуальная элита, которая прочитывает почти все сказанное в журналистских текстах (во всяком случае почти все вложенное туда журналистами) даже в имплицитной, подтекстовой форме. Так что сведения о том, как идет приватизация казахстанских СМИ и кто их нынешние хозяева, аудитория, конечно, из этой публикации получила. Однако то, какие она из них сделала выводы (те, которые предлагает редакция и которых опасается истец, или какие-то самостоятельные), нуждается в отдельном исследовании, поскольку у этой аудитории достаточно высоки барьеры критичности восприятия.

Вся публикация С. Дылевской представляет собой журналистское расследование на основании сведений, которыми располагает ее издание, а также другие представители медиапространства Казахстана. Тема этого расследования - животрепещущая, проблема представляет собой важный общественный интерес, поэтому обращение к ней более чем закономерно. Журналист вправе поднимать болезненные темы современности, это его специфическая задача, неотъемлемая часть профессиональной деятельности.

Председатель правления М.В.ГОРБАНЕВСКИЙ
Гильдии лингвистов-экспертов по документационным
и информационным спорам, доктор филологических наук,
профессор кафедры общего и русского языкознания
Российского университета дружбы народов, вице-президент
Общества любителей российской словесности

Зам. председателя правления В.М. ШАКЛЕИН
Гильдии лингвистов-экспертов по документационным
и информационным спорам, доктор филологических наук,
академик РАЕН, зав. кафедрой русского языка и методики
его преподавания Российского университета дружбы народов

Действительный член Ю.А.БЕЛЬЧИКОВ
Гильдии лингвистов-экспертов по документационным
и информационным спорам, доктор филологических наук
профессор кафедры русской словесности Международного
университета, член Совета Общества любителей
российской словесности

Действительный член E.С.КАРА-МУРЗА
Гильдии лингвистов-экспертов по документационным
и информационным спорам, кандидат филологических наук,
доцент кафедры стилистики русского языка
факультета журналистики Московского государственного
университета им.М.В.Ломоносова

Действительный член А.С.МАМОНТОВ
Гильдии лингвистов-экспертов по документационным
и информационным спорам, доктор филологических наук,
профессор кафедры методики, педагогики и психологии,
Государственного института русского языка им.А.С.Пушкина,
зам. декана Международного славянского института им.Г.Р.Державина

 

Новости на сайте Internews Network Kazakhstan Новости на сайте Internews Network Kazakhstan