Internews Network Kazakhstan Новости на сайте Internews Network Kazakhstan

Подписка на получение новостей Internews Kazakhstan по электронной почте Архив новостей Internews Kazakhstan

В КОЛЛЕГИЮ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

От: Представительства «Internews Network» в Казахстане, С.Дылевской, главного редактора электронного бюллетеня и автора статьи, соответчиков по иску гр. Алиева Р.М. о защите чести и достоинства и возмещении морального вреда

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Решением Алматинского городского суда от 24 мая 2002 года был удовлетворен иск Р.М.Алиева к представительству информационного агентства «Internews Network» в Казахстане, главному редактору бюллетеня «Internews Network» и автору статьи «Хабаризация всей страны» С.Ю.Дылевской о защите чести и достоинства и возмещении морального вреда.

Суд первой инстанции признал сведения, распространенные представительством информационного агентства «Internews Network» в Казахстане на WEB-сайте - «Электронный бюллетень № 23 под заголовком «Хабаризация всей страны. Часть 2», содержащиеся в двух абзацах следующего содержания:

«Д.Назарбаева и ее супруг - первый заместитель председателя КНБ РК Рахат Алиев, владеют или контролируют (прямо или косвенно) несколько телерадиосетей, объединенных неформально в медиа-холдинг (телеканалы Хабар, КТК, НТК, «ОРТ-Казахстан», радиостанция «Европа Плюс-Казахстан», «Хит ФМ-Хабар», «Русское Радио», «Радио Ретро-Караван», газеты «Новое поколение», «Караван», типография «Каравана», информационное агентство «Kazakhstan Today», рекламное агентство TV-Media и др.).

В этом же ряду стоят телекоммуникационная компания КАТЕЛКО, «Казахстанская Вещательная Корпорация» (зимой 2000 года постановлением правительства две организации, в ведении которых находились телепередающие средства (передатчики, телевышки, телецентры и т.п.) были реорганизованы и права владения и пользования государственным пакетом акций новоиспеченной организации были переданы «КВК - Казахстанской Вещательной Корпорации», учредителем которой является группа юридических и физических лиц. Эксперты задаются вопросом, кому была выгодна приватизация госсобственности?)», не соответствующими действительности и обязал соответчиков в течение месяца со дня вступления решения суда в законную силу опубликовать опровержение на двух языках: русском и английском.

С вышеуказанным судебным решением не согласны.

Считаем, что решение Алматинского городского суда от 24 мая 2002 года незаконно, необоснованно и подлежит отмене с вынесением решения об отказе в удовлетворении иска по следующим основаниям:

В соответствии с пунктами 1, 2, 3 ст. 364 ГПК РК основаниями к отмене либо изменению решения суда являются:

1) неправильное определение и выяснение круга обстоятельств, имеющих значение для дела;

2) не доказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

1. Согласно ст.951 ГК РК и п.3 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан №3 от 21 июня 2001 г. «под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, испытываемые гражданином в результате противоправного нарушения, умаления или лишения принадлежащих ему личных неимущественных прав и благ».

При этом согласно подпункту 3 пункта 3 ст. 951 ГК РК моральный вред возмещается, если он «причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию».

Таким образом, необходимым условием для возмещения морального вреда в материальном или моральном выражении (публикация опровержения) является не просто распространение не соответствующих действительности сведений, а сведений, порочащих честь и достоинство истца.

Мы утверждаем, что в оспариваемом фрагменте текста не содержится никаких сведений, порочащих честь и достоинство истца.

Вывод суда первой инстанции о том, что в оспариваемом фрагменте текста содержатся порочащие истца сведения, полностью основан на заключении судебно-филологической экспертизы №2561 от 21 марта 2002 г., осуществленной Центральной (Алматинской) научно-производственной лабораторией судебной экспертизы, которое, по нашему мнению, является ложным.

В связи с этим мы обратились с ходатайством о назначении повторной экспертизы и поручении осуществить ее производство специалистам в области языкознания, лингвистической стилистики, экономики, юриспруденции соответствующих кафедр Казахского Национального Университета им. Аль-Фараби, определив как ведущую - кафедру общего языкознания Казахского Национального Университета им. Аль-Фараби (ходатайство прилагается). В ходатайстве мы изложили все веские доводы и аргументы в отношении ложности заключения экспертов и необходимости проведения повторной экспертизы.

Суд первой инстанции в устной форме, немотивированно, в нарушение ст.ст. 186, 252 ГПК РК отказал нам в удовлетворении этого ходатайства, не вынеся при этом мотивированного определения в письменной форме. В соответствии со ст.ст. 91, 344 ГПК РК и Нормативным постановлением №21 Верховного суда РК «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» от 13 декабря 2001 г. определение о назначении экспертизы может быть обжаловано, опротестовано в установленном законом порядке. Соответственно, может быть обжаловано и определение об отказе в назначении экспертизы, в том числе и дополнительной, и повторной экспертиз. Суд первой инстанции, не вынеся в порядке статьи 252 ГПК РК мотивированного определения в письменной форме, лишил нас права обжалования, предусмотренного процессуальным законом.

Кроме того, мы усмотрели в действиях эксперта-филолога Э.Слепаковой признаки преступления, предусмотренного ст. 352 УК РК «Заведомо ложное показание, заключение эксперта или неправильный перевод», в связи с чем обратились с соответствующим заявлением к прокурору г.Алматы (заявление прилагается).

В своем ответе №8/228-02 от 21.05.2002 прокуратура г.Алматы предложила нам обратиться в суд, рассматривающий данное гражданское дело (ответ прокуратуры г.Алматы прилагается).

Настоящим обращаемся в коллегию по гражданским делам Верховного Суда РК с просьбой рассмотреть вопрос о направлении материалов для возбуждения уголовного дела в связи с дачей заведомо ложного экспертного заключения, поскольку суд первой инстанции этот вопрос не рассматривал.

То, что оспариваемый фрагмент текста не содержит отрицательной оценки личности и деятельности истца, т.е. не содержит сведений, порочащих истца, подтверждается результатами экспертизы, осуществленной комиссией экспертов Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, Российская Федерация, г.Москва (экспертное заключение №28/5 от 30 мая 2002 г., прилагается) в составе: председателя правления Гильдии доктора филологических наук, профессора кафедры общего и русского языкознания Российского университета дружбы народов, вице-президента Общества любителей российской словесности М.В. Горбаневского; заместителя председателя правления Гильдии, доктора филологических наук, академика Российской Академии естественных наук, зав. кафедрой русского языка и методики его преподавания Российского университета дружбы народов В.М. Шаклеина; действительного члена Гильдии, доктора филологических наук, профессора кафедры русской словесности Международного университета, члена Совета Общества любителей российской словесности Ю.А. Бельчикова; действительного члена Гильдии доктора филологических наук, профессора кафедры методики, педагогики и психологии Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина, заместителя декана Международного славянского института им. Г.Р. Державина А.С. Мамонтова; действительного члена Гильдии, кандидата филологических наук, доцента кафедры стилистики русского языка факультета журналистики Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Е.С. Кара-Мурзы.

Данная психолого-лингвистическая экспертиза была проведена на основании запроса директора Представительства «Internews Network» в Казахстане О.Кациева в соответствии с п.2 ст.355 ГПК РК в связи с отказом суда удовлетворить ходатайство соответчиков о назначении повторной экспертизы.

2. Ниже излагаются аргументы, опровергающие выводы Алматинского городского суда, основанные полностью на ложном заключении экспертов Центральной (Алматинской) научно-производственной лабораторией судебной экспертизы.

Представленные нами доводы полностью подтверждаются результатами экспертизы, осуществленной комиссией экспертов Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (Российская Федерация, г.Москва).

Так в первой фразе первого абзаца оспариваемого фрагмента говорится о том, что, по мнению «экспертов по СМИ, сегодня все крупные казахстанские СМИ перешли в собственность членов семьи президента либо частных лиц, близких к президентским кругам».

Во второй фразе первого абзаца говорится о семье Д.Назарбаевой и Р.Алиева и о то, что они «владеют или контролируют … несколько телерадиосетей, объединенных неформально в медиа-холдинг». В скобках приведен перечень этих телерадиосетей и печатных изданий.

Этот абзац не содержит никакой оценки личности Р.Алиева, ни отрицательной, ни положительной. В абзаце содержатся сведения о том, что Д.Назарбаева и Р.Алиев владеют или контролируют (прямо или косвенно) несколько теле- радиосетей, объединенных неформально в медиахолдинг. Эти сведения не могут кого-либо опорочить, так как не могут быть признаны ни положительными, ни отрицательными. Само по себе владение чем-нибудь или контроль над чем-нибудь не может характеризовать человека ни с хорошей, ни с плохой стороны.

Суд первой инстанции неправомерно и необоснованно сделал вывод, что в судебном заседании установлено, что «ответчиками распространены не соответствующие действительности сведения, побуждающие к мнению об осуществлении истцом частнопредпринимательской деятельности, одновременно совмещая ее с постом 1-го заместителя председателя КНБ РК, что подразумевает противоправное поведение истца по причине нарушения им требования Закона «О государственной службе», в соответствии с которым государственным служащим запрещается заниматься частной предпринимательской деятельностью, а также приобретения в частную собственность нескольких теле- радиосетей государственным служащим - первым заместителем председателя КНБ Р.М. Алиевым».

Этот вывод суда первой инстанции не соответствует обстоятельствам дела и основан полностью на заключении психолого-филологической экспертизы, осуществленной экспертами Центральной (Алматинской) научно-производственной лаборатории судебной экспертизы.

Как указывалось ранее, это экспертное заключение нами рассматривается как ложное. Нами были приведены обоснованные доводы о ложности представленного экспертного заключения, изложенные в ходатайстве о назначении повторной экспертизы, необоснованно и немотивированно отклоненном судом. Это экспертное заключение опровергается результатами экспертизы, осуществленной комиссией экспертов Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (Российская Федерация, г.Москва), ведущих специалистов в области стилистической лингвистики и языкознания, которые пришли к прямо противоположным выводам в отношении смыслового контекста оспариваемого фрагмента текста. Результаты осуществленной независимой экспертизы подтверждают наши предположения о наличии в действиях эксперта Слепаковой признаков преступления, предусмотренного ст. 352 УК РК «Заведомо ложное показание, заключение эксперта или неправильный перевод».

В оспариваемом фрагменте текста нет ни одного слова, касающегося использования истцом своего служебного положения в собственных коммерческих интересах, нет указаний на его занятие частной предпринимательской деятельностью, нет упоминаний о приобретении истцом телерадиосетей в свою собственность в период нахождения в должности первого заместителя председателя КНБ РК. В то же время в заключении эксперта Слепаковой присутствуют утверждения, что истец отрицательно характеризуется в оспариваемом фрагменте текста поскольку «являясь сотрудником государственного учреждения - первым заместителем председателя КНБ … позволяет себе заниматься частной предпринимательской деятельностью - владеть несколькими теле-радиосетями». Аналогичные утверждения присутствуют и в выводах суда первой инстанции.

Мы утверждаем, что эти выводы не соответствуют обстоятельствам дела и основаны на ложном экспертном заключении.

Так в оспариваемом фрагменте использованы термины «владеть» и «контролировать», которые в соответствии с действующим законодательством РК сами по себе не являются тождественными словосочетанию: «заниматься частной предпринимательской деятельностью».

Согласно комментарию к ст. 188 ГК собственность - есть отношения по поводу присвоения. Согласно п.2 ст.188 ГК РК «Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Право владения представляет собой юридически обеспеченную возможность осуществлять фактическое обладание имуществом». Наконец, передача собственником своего имущества (долей, акций в капитале коммерческих структур, приобретенных до поступления на государственную службу) в доверительное управление (что требуется по действующему законодательству Республики Казахстан о государственной службе для лиц, поступивших на государственную службу) не влечет за собой утраты права собственности, в том числе права владения имуществом. Таким образом, суждение о владении государственным служащим каким-либо имуществом, в том числе коммерческими организациями и предприятиями, не может нести никакой отрицательной оценки или рассматриваться как обвинение в противоправном поведении.

Согласно ст. 10 ГК РК «предпринимательство - это инициативная деятельность граждан и юридических лиц, независимо от формы собственности, направленная на получение чистого дохода …, основанная на частной собственности (частное предпринимательство) либо на праве хозяйственного ведения государственного предприятия (государственное предпринимательство)». Согласно комментарию к ст. 10 ГК РК, предпринимательская деятельность - это хозяйственная деятельность, характеризующаяся следующими необходимыми признаками: она направлена на получение дохода, прибыли; является инициативной, осуществляется по желанию предпринимателя; осуществляется на базе полной имущественной самостоятельности предпринимателя; предприниматель выступает в гражданском обороте от своего имени.

Таким образом, действующее законодательство РК устанавливает, что частная предпринимательская деятельность лишь основана на частной собственности. Однако само по себе право собственности не влечет за собой непременного осуществления частной предпринимательской деятельности, а ни один из необходимых признаков такой деятельности истца в оспариваемом фрагменте текста не описан.

Поэтому не соответствует обстоятельствам дела вывод суда первой инстанции о том, что в оспариваемом фрагменте текста истец обвинен в противоправном поведении - занятии частной предпринимательской деятельностью.

Закон «О государственной службе» не ограничивает госслужащего в праве собственности, в том числе и в праве владения своим имуществом. Согласно смыслу этого Закона единственным ограничением для бизнесмена, пришедшего в политику и занявшего государственную должность в Республике Казахстан, является то, что он не может использовать служебное положение в интересах возглавляемых им корпораций, финансовых групп, СМИ и т.д. Согласно подпункта 3 пункта 1 ст. 10 Закона «О государственной службе» от 23 июля 1999 года, госслужащий не вправе заниматься предпринимательской деятельностью. Однако запрет заниматься предпринимательством не лишает госслужащего права собственности (права владения) на свое имущество. Согласно п.2 ст. 10 того же Закона госслужащий лишь обязан передать в доверительное управление доли (пакеты акций, в том числе контрольный пакет акций) в уставном капитале коммерческих предприятий с тем, чтобы не участвовать в управлении этими коммерческими предприятиями и не использовать свое служебное положение для извлечения выгоды.

Передача в доверительное управление не лишает госслужащего права владения своей собственностью, в том числе и контрольным пакетом акций, поэтому он продолжает таким образом осуществлять контроль (контролировать) свою собственность, однако, лишившись права управлять ею.

Сообщение сведений о владении или контроле над коммерческими предприятиями не является обвинением в противоправном деянии, не умаляет и не лишает кого-либо его прав и таким образом не может опорочить честь, достоинство или деловую репутацию.

Таким образом, вышеприведенные выводы суда первой инстанции не соответствуют обстоятельствам дела, что в соответствии с п.2 ст.364 ГПК РК является основанием для отмены решения.

3. Суд первой инстанции неправомерно принял за доказательство вывод экспертов, что речевая единица «неформально» придает тексту следующее значение: «Р.М.Алиев, будучи сотрудником государственного учреждения - первым заместителем Председателя КНБ РК, - неформально, не в принятом порядке, неофициально, но фактически владеет и контролирует несколько казахстанских СМИ - т.е. занимается частной предпринимательской деятельностью».

Суд первой инстанции фактически в своих выводах использует прямой подлог, осуществленный экспертом Слепаковой.

А именно, во втором предложении оспариваемого фрагмента: «Д.Назарбаева и ее супруг - первый заместитель председателя КНБ РК Рахат Алиев, владеют или контролируют (прямо или косвенно) несколько телерадиосетей, объединенных неформально в медиа-холдинг» была осуществлена перестановка слов. Слово «неформально» экспертом в заключении (л.з.12, 13, 15, 18, 19) перенесено в тексте на другое место, что совершенно меняет смысл этого текста.

В отличие от первоначального текста в заключении экспертов уже указывается, что «Р.М.Алиев … неформально - не в принятом порядке, неофициально ... фактически владеет и контролирует несколько казахстанских СМИ» (л.з.12, 13, 15).

Приведенный пример перестановки слова «неформально» в другую часть оспариваемого фрагмента текста наглядно свидетельствуют о том, как смена местонахождения слова в тексте кардинально меняет смысл этого текста, и действительно может привести к его негативному смысловому восприятию. Это - также свидетельство не простой невнимательности эксперта, а - умышленного искажения текста.

Мы считаем, что эксперт Слепакова умышленно осуществила прямой подлог, перенеся слово «неформально» из одного места текста в другой. В результате ею был получен новый текст, на основе которого она сделала вывод о «негативной оценке личности» истца в оспариваемом фрагменте текста.

При этом сначала эксперт механистически использовала словарные источники и дала толкование слову «неформально». Толковые словари русского языка не содержат значение слова «неформальный», «неформально». Поэтому эксперт нашла «нужное» ей значение слова «формальный» в словаре иностранных языков, а именно - «произведенный по форме, в принятом порядке, официально» и добавила к нему отрицательную частицу - «не». При этом слово приобрело негативный оттенок, поскольку стало указывать на то, что что-то было осуществлено не в принятом порядке, неофициально, без соблюдения установленных правил. В этом случае все, кто собрался в неформальной обстановке, «без галстуков», явно что-то нарушили, не соблюли какие-то установленные правила и вообще-то должны, наверное, за это отвечать.

В результате из нейтрального текста, опубликованного соответчиками, где слово «неформально» относится только к тому, что упомянутые в тексте телерадиосети объединены неформально (т.е. без подписания какого-либо официального документа, договора и т.д.. В этом смысле оспариваемый фрагмент отражен и в экспертном заключении Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (Российская Федерация, г.Москва)) в медиахолдинг, оспариваемый фрагмент текста превратился в характеристику Р.Алиева, который неформально, т.е., как толкует это слово эксперт Слепакова, не в установленном порядке, неофициально владеет и контролирует ряд СМИ.

Слово «неформально» сначала толкуется в негативном смысле, затем переносится из словосочетания «объединенных неформально в медиахолдинг», ставится перед глаголами «владеть» и «контролировать», а также перед словосочетанием «перейти в собственность» и в результате делается вывод, что все крупные СМИ Казахстана «неофициально, не в установленном порядке - неформально» перешли в собственность членов семьи Президента, а Д.Назарбаева и Р.Алиев также «неофициально, не в установленном порядке - неформально» владеют и контролируют все казахстанские СМИ.

Таким образом, суд первой инстанции, используя ложный вывод психолого-филологической экспертизы, осуществленной экспертом Слепаковой путем фальсификации - перестановки слов в тексте, и немотивированно отказав в удовлетворении ходатайства соответчиков о назначении повторной экспертизы, необоснованно приходит к выводу, что ответчиками распространены порочащие истца сведения.

Этот вывод не соответствует обстоятельствам дела, что подтверждается приведенными выше доказательствами, в том числе результатами экспертизы, осуществленной комиссией экспертов Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, Российская Федерация, г.Москва (экспертное заключение №28/5 от 30 мая 2002 г.).

4. Суд первой инстанции необоснованно и неправомерно признал ненадлежащими источники информации, которыми пользовались ответчики.

Согласно ст. 26 Закона Республики Казахстан от 23 июля 1999 г. «О средствах массовой информации (с изменениями, внесенными Законом РК от 3.05.2001 г. № 181-II): «Главный редактор (редактор), а равно журналист не несут ответственности за распространение в средстве массовой информации сведений, не соответствующих действительности:

1) если эти сведения содержались в официальных сообщениях и документах;

2) если они получены от рекламных и информационных агентств или пресс-служб государственных органов;

3) если они являются дословным воспроизведением официальных выступлений депутатов представительных органов, должностных лиц государственных органов, организаций и граждан».

4) если они содержались в авторских выступлениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с настоящим Законом;

5) если эти сведения содержались в обязательных в соответствии со статьей 18 настоящего Закона сообщениях.

В возражениях на исковое заявление, соответчики указали, что сведения, приведенные в фрагменте текста, опубликованного на веб-сайте Представительства «Internews Network» в Казахстане, не являются собственным утверждением журналиста или редактора, а практически дословно воспроизводят как информацию, опубликованную в официальном документе - Докладе Госдепартамента США о практике в области прав человека за 1999 год, так и сведения, содержащиеся в сообщениях информационного агентства, официальных выступлениях организаций и граждан, размещенных на веб-сайтах и в печатных изданиях.

Все эти материалы мы предоставили в суд, и они приобщены к материалам дела. В них, в частности, приводятся следующие сведения:

Сведения, распространенные Представительством «Internews Network» в Казахстане

Сведения, распространенные другими источниками информации, перечисленными в ст. 26 Закона «О средствах массовой информации», использование которых освобождает СМИ, редактора и журналиста от ответственности

«Д.Назарбаева и ее супруг - первый заместитель председателя КНБ РК Рахат Алиев, владеют или контролируют (прямо или косвенно) несколько телерадиосетей, объединенных неформально в медиа-холдинг (телеканалы Хабар, КТК, НТК, «ОРТ-Казахстан», радиостанция «Европа Плюс-Казахстан», «Хит ФМ-Хабар», «Русское Радио», «Радио Ретро-Караван», газеты «Новое поколение», «Караван», типография «Каравана», информационное агентство «Kazakhstan Today», рекламное агентство TV-Media и др.).

1. Официальный документ (п.1 ст. 26 Закона «О средствах массовой информации») или выступление организации (п.3 ст. 26 Закона «О средствах массовой информации») - Доклад Госдепартамента США о практике в области прав человека за 1999 год, страница 7, шестой абзац (оригинальный английский текст) (US State Department (Human Rights Reports), Office of the Coordinator for U.S. Assistance to Europe and Eurasia); Адрес: 2430 E Street, N.W., SA-4 Central Washington, DC 20520, USA; Phone: (202) 776-8731, Fax: (202) 776-8764), официальный WEB-сайт http://www.state.gov) - содержатся следующие сведения: «Согласно заслуживающим доверия наблюдателям из независимой прессы и правозащитных организаций, правительство и его представители продолжали концентрировать в своих руках средства массовой информации. Зять Президента Назарбаева Рахат Алиев и его партнеры, по сообщениям, установили контроль над группой средств массовой информации "Караван", которая включает самую большую неправительственную газету страны "Караван", а также теле- и радиоканалы КТК и издательство «Франклин Пресс»;

«Д.Назарбаева и ее супруг - первый заместитель председателя КНБ РК Рахат Алиев, владеют или контролируют (прямо или косвенно) несколько телерадиосетей, объединенных неформально в медиа-холдинг (телеканалы Хабар, КТК, НТК, «ОРТ-Казахстан», радиостанция «Европа Плюс-Казахстан», «Хит ФМ-Хабар», «Русское Радио», «Радио Ретро-Караван», газеты «Новое поколение», «Караван», типография «Каравана», информационное агентство «Kazakhstan Today», рекламное агентство TV-Media и др.).

2. Выступление организации (п.3 ст. 26 Закона «О средствах массовой информации») - ежегодный отчет неправительственной организации «Комитет защиты журналистов» от 19 марта 2001 года «О ситуации в области свободы прессы в различных странах мира», страница 3, третий абзац, (Комитет защиты журналистов (Committee to Protect Journalists); Адрес: 330 Seventh Avenue, New York, NY 10001 USA, Phone: (212) 465-1004, Fax: (212) 465-9568, Tel: +44 (1223) 422373), официальный WEB-сайт - http://www.cpj.org) приведены дословно следующие сведения: «Дочь Назарбаева, Дарига и ее муж, Рахат Алиев руководят частными телевизионными сетями НТК и КТК; частными, но финансируемые из государственных средств телевизионными компаниями «Хабар», «Хабар-2» и «ОРТ-Казахстан». Эта чета контролирует радиостанции «Европа Плюс-Казахстан», Русское Радио, радио Хит-FM и радио Караван, наряду с газетами «Караван», «Новое Поколение» и издательством «Франклин-Пресс»;

«Д.Назарбаева и ее супруг - первый заместитель председателя КНБ РК Рахат Алиев, владеют или контролируют (прямо или косвенно) несколько телерадиосетей, объединенных неформально в медиа-холдинг (телеканалы Хабар, КТК, НТК, «ОРТ-Казахстан», радиостанция «Европа Плюс-Казахстан», «Хит ФМ-Хабар», «Русское Радио», «Радио Ретро-Караван», газеты «Новое поколение», «Караван», типография «Каравана», информационное агентство «Kazakhstan Today», рекламное агентство TV-Media и др.).

3. Выступление организации или граждан (п.3 ст. 26 Закона «О средствах массовой информации») - выступление эксперта Эльдара Мерлинка в СМИ - на WEB-сайте http://burana.ru/2001/_kaz/kaz1121.html в статье «Президент Казахстана отправил в отставку Рахата Алиева», содержащей следующие сведения (стр. 1, второй абзац): «По мнению некоторых экспертов, в частности, аналитика Эльдара Мерлинка, Алиев руководит одной из внутриэлитных групп, которая контролирует … телеканалы «Хабар», «Казахстан -1», Независимый телеканал (НТК), коммерческий канал (КТК), «ОРТ-Казахстан», радиостанции «Европа Плюс - Казахстан", радио Хит-FM - Хабар», Русское Радио, радио «Ретро-Караван», газеты «Новое Поколение», «Караван», информационное агентство «Kazakhstan-Today».

«Д.Назарбаева и ее супруг - первый заместитель председателя КНБ РК Рахат Алиев, владеют или контролируют (прямо или косвенно) несколько телерадиосетей, объединенных неформально в медиа-холдинг (телеканалы Хабар, КТК, НТК, «ОРТ-Казахстан», радиостанция «Европа Плюс-Казахстан», «Хит ФМ-Хабар», «Русское Радио», «Радио Ретро-Караван», газеты «Новое поколение», «Караван», типография «Каравана», информационное агентство «Kazakhstan Today», рекламное агентство TV-Media и др.).

4. Сведения, полученные от рекламных и информационных агентств или пресс-служб государственных органов (п. 2 ст. 26 Закона «О средствах массовой информации») или выступление организаций или граждан (п.3 ст. 26 Закона «О средствах массовой информации») - в статье Аркадия Дубнова в газете «Время новостей» от 23 марта 2001 года) (Каспийское информационное агентство; Адрес: г.Москва, Армянский переулок, д.3/5, стр. 1, тел.: (095) 9243228, факс (095) 9253364), официальный WEB-сайт http://www.caspian.ru) содержатся следующие сведения: «Дочь Назарбаева, Дарига и ее муж, Рахат Алиев руководят частными телевизионными сетями НТК и КТК; частными, но финансируемые из государственных средств телевизионными компаниями «Хабар», «Хабар-2» и «ОРТ-Казахстан». Эта чета контролирует радиостанции «Европа Плюс-Казахстан», Русское Радио, радио Хит-FM и радио Караван.

«Д.Назарбаева и ее супруг - первый заместитель председателя КНБ РК Рахат Алиев, владеют или контролируют (прямо или косвенно) несколько телерадиосетей, объединенных неформально в медиа-холдинг (телеканалы Хабар, КТК, НТК, «ОРТ-Казахстан», радиостанция «Европа Плюс-Казахстан», «Хит ФМ-Хабар», «Русское Радио», «Радио Ретро-Караван», газеты «Новое поколение», «Караван», типография «Каравана», информационное агентство «Kazakhstan Today», рекламное агентство TV-Media и др.).

5. Выступление организации или граждан (п.3 ст. 26 Закона «О средствах массовой информации») - интервью Рахата Алиева газете “Экспресс-К” от 17 октября 2001 г. - “В 1994 году вместе с покойным патриархом французского бизнеса Алексом Московичем мы запустили казахско-французский проект - радиостанцию «Европа Плюс- Казахстан»…»

Суд первой инстанции неправомерно и необоснованно указывает на то, что информация, распространенная в вышеприведенных документах не соответствует ни по содержанию, ни по смыслу сведениям, оспариваемым истцом, а также, что она получена из ненадлежащих источников.

Из вышеприведенной таблицы следует, что сведения, распространенные на сайте «Интерньюс Нетуорк» в Казахстане являются дословным воспроизведением сведений, полученных из источников, приведенных выше, которые полностью соответствуют пп.1-5 ст. 26 Закона о СМИ.

А именно:

1) Из официального документа - Доклада Госдепартамента США о практике в области прав человека за 1999 год, страница 7, шестой абзац (оригинальный английский текст).

Суд первой инстанции неправомерно и необоснованно сослался на то, что доклад Госдепартамента США не является официальным документом, дав при этом собственное толкование ст. 18 Закона о СМИ, касающейся официальных сообщений государственных органов Республики Казахстан, и п.1. ст. 26 Закона о СМИ, а также сославшись на то, что доклад Госдепартамента США получен в виде перепечатки с сайта, то есть «из неизвестного источника или источника, который не может быть установлен в судебном заседании».

Во-первых, статья 18 Закона о СМИ не дает определение официальным документам или сообщениям в широком смысле, как источникам информации для использования в порядке п.1 ст. 26 Закона о СМИ, а касается лишь официальных сообщений государственных органов Республики Казахстан. Именно поэтому ссылка на ст.18 приведена отдельно в п.5 ст. 26 Закона о СМИ. В широком же смысле к официальным документам относятся документы, изданные уполномоченными государством или межгосударственными структурами органами. Узкое толкование судом первой инстанции п.1.ст.26 Закона о СМИ может привести к тому, что все международные договоры Республики Казахстан, конвенции и соглашения ООН, ОБСЕ и Европейского Союза, документы других государств, в том числе их посольств на территории Республики Казахстан будут считаться неофициальными, поскольку они не изданы государственными органами РК.

Во-вторых, представленная нами выдержка из доклада Государственного Департамента США взята с официального сайта этого государственного органа США http://www.state.gov, причем согласно ст.1 Закона РК о СМИ WEB-сайт является средством массовой информации, т.е. надлежащим источником информации, ссылка на который допустима, правомерна и обоснована.

В-третьих, в представленных суду материалах имеются все данные о местонахождении Государственного Департамента США и, кроме того, в г.Алматы имеется посольство США в Казахстане, которое относится к Государственному Департаменту США, и представители которого присутствовали на всех судебных заседаниях. Поэтому необоснованным и бездоказательным является утверждение суда, что источник информации не может быть установлен в судебном заседании.

Наконец, согласно п.1 ст.16 ГПК судья должен «оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств». В соответствии с п.2 ст.66 ГПК РК «обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, определяются судом на основании требований и возражений сторон, других лиц, участвующих в деле, с учетом подлежащих применению норм материального и процессуального права». В соответствии с п.3 ст.66 ГПК РК суд «вправе предложит сторонам и другим лицам, участвующим в деле, предоставить необходимые для правильного разрешения дела дополнительные доказательства». Соответчики представили в суд все вышеприведенные документы и материалы с указанием адресов организаций, адресов сайтов и т.д. Суд первой инстанции приобщил эти материалы к делу, не поставив под сомнение их источники. В то же время в предлагаемом тексте опровержения суд первой инстанции признает эти источники информации ненадлежащими, не предприняв никаких шагов по установлению обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, то есть, не обеспечив объективное, полное и всесторонне рассмотрение дела, что также является основанием для отмены решения.

2) Из сообщений информационного агентства - Каспийского информационного агентства (перепечатка статьи Аркадия Дубнова в газете «Время новостей» от 23 марта 2001 года).

В соответствии с п.2 ст.26 Закона о СМИ информационные агентства являются надлежащим источником информации. Использованная ответчиками информация содержалась на официальном сайте Каспийского информационного агентства http://www.caspian.ru. Кроме того, ответчиками представлены данные о местонахождении этого агентства. Наконец, практически все мировые информационные агентства распространяют свою информацию через WEB-сайты, поэтому неправомерным, необоснованным и противоречащим элементарной логике и закону является вывод суда первой инстанции о недопустимости использования сайтов информационных агентств в качестве источника информации.

3) Из официальных выступлений организаций и граждан - ежегодного отчета неправительственной организации «Комитет защиты журналистов» от 19 марта 2001 года «О ситуации в области свободы прессы в различных странах мира» (страница 3, третий абзац); сайта http://burana.ru/2001/_kaz/kaz_11_21.html, являющегося средством массовой информации по законодательству Республики Казахстан.

Суд первой инстанции неправомерно и в нарушение закона признал ненадлежащим источником информации ежегодный отчет крупнейшей в мире правозащитной журналисткой организации «Комитет защиты журналистов». Данный источник информации полностью соответствует требованиям п.3 ст.26 Закона РК о СМИ, сведения распространены на официальном сайте этой организации http://www.cpj.org, данные о ее местонахождении представлены в суд. Поэтому вывод суда первой инстанции о том, что этот источник информации не может быть установлен в судебном заседании также является необоснованным и неправомерным.

Все вышеупомянутые источники информации являются известными, полностью соответствуют ст.26 Закона о СМИ, представленные в суд материалы являются допустимыми доказательствами, а использование этих источников информации освобождает СМИ, редактора и журналиста от ответственности.

Суд первой инстанции неправильно определил и не выяснил круг обстоятельств, имеющих значение для дела, а именно - в отношении источников информации, использованных соответчиками, что в соответствии с п.1 ст.364 ГПК РК является основанием для отмены решения.

5. Суд первой инстанции необоснованно и неправомерно признал недостоверными все сведения, содержащиеся в оспариваемом фрагменте текста

Проанализируем сведения, сообщенные в первом абзаце оспариваемого фрагмента текста.

Во-первых, Д.Назарбаева и Р.Алиев являются мужем и женой и, таким образом, сведения, что Р.Алиев является супругом Д.Назарбаевой достоверны.

Во-вторых, на тот момент времени Р.Алиев являлся первым заместителем председателя КНБ РК и таким образом сообщенные о его должности сведения также являлись достоверными.

В-третьих, Д.Назарбаева является председателем совета директоров ЗАО ТРК «Хабар» и таким образом сообщенные в отношении телерадиосети «Хабар» сведения являются достоверными. Кроме того, согласно ст.223 ГК РК имущество, нажитое во время брака, является совместной собственностью супругов, что касается и упомянутого ЗАО ТРК «Хабар» с учетом того, что Р.Алиев и Д.Назарбаева являются супругами.

В-четвертых, Р.Алиев в данном им интервью газете «Экспресс К» от 17 октября 2001 года подтвердил, что проект «радиостанция «Европа Плюс-Казахстан» является его проектом, поэтому в отношении этой радиостанции сведения являются также достоверными.

Могут ли быть сведения в отношении других телерадиосетей недостоверными? Точнее, может ли быть так, что Д.Назарбаева и Р.Алиев не владеют и не контролируют другие телерадиосети, указанные в оспариваемом тексте? То есть, может ли быть так, что сведения, сообщенные о них в отношении других телерадиосетей, недостоверны. Да, может. Но сообщение недостоверных сведений, т.е. сведений, несоответствующих действительности, само по себе не приводит к нанесению морального вреда. Для нанесения морального вреда сведения должны быть не только несоответствующими действительности, но и порочащими, то есть содержащими негативную оценку, умаляющими неимущественные права и блага истца.

Все сообщенные сведения не порочат истца, что подтверждается выводами экспертизы, осуществленной комиссией экспертов Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, Российская Федерация, г.Москва (экспертное заключение №28/5 от 30 мая 2002 г.).

Что касается второго абзаца оспариваемого фрагмента текста, то в нем речь идет о Казахстанской Вещательной Корпорации, которая была образована в результате реорганизации двух организаций, в ведении которых находились телепередающие средства (передатчики, телевышки, телецентры и т.п.). Эти организации были приватизированы и права владения и пользования государственным пакетом акций были переданы «КВК - Казахстанской Вещательной Корпорации», учредителем которой является группа юридических и физических лиц. Далее по тексту: «эксперты задаются вопросом, кому была выгодна приватизация госсобственности?».

Иначе говоря, во втором абзаце речь идет о двух государственных организациях, которые не являются не только телерадиосетями, но даже не относятся к средствам массовой информации. Они были, в соответствии с Постановлением Правительства Республики Казахстан приватизированы и реорганизованы в КВК, т.е. перешли из государственной собственности в частную. Задается вопрос, кому это было выгодно.

В свою очередь, в первом абзаце оспариваемого фрагмента текста речь идет о нескольких телерадиосетях, находящихся, по мнению экспертов по СМИ, в частной собственности членов семьи Президента. Большинство упомянутых в первом абзаце телесетей являлись частными со дня их создания, поэтому задаваться вопросом об их приватизации невозможно вообще.

Сведения, приведенные во втором абзаце, имеет очень косвенное отношение к сведениям, приведенным в первом абзаце. Однако суд первой инстанции, вновь основываясь на ложном заключении эксперта Слепаковой делает вывод, в соответствии с которым Р.Алиеву было выгодно перевести ряд теле радилосетей в свою собственность.

В экспертном заключении этот вывод получен следующим образом: из первого абзаца эксперт Слепакова взяла часть фразы «Д.Назарбаева и ее супруг - первый заместитель председателя КНБ РК Рахат Алиев, владеют или контролируют несколько телерадиосетей, объединенных неформально в медиа-холдинг (телеканалы Хабар, …, рекламное агентство TV-Media и др.), добавила к ней вопрос из второго абзаца, находящийся в скобках и относящийся к КВК, и получила собственное «смысловое» прочтение текста.

Эксперта Слепакову даже не смутило, что вопрос во втором абзаце находится в скобках и относится к двум организациям, не являющимся, как уже отмечалось, ни телерадиосетями, ни вообще - СМИ. Суд первой инстанции также решил пренебречь знаками препинания и в предлагаемом тексте опровержения исключил скобки из второго абзаца оспариваемого фрагмента, таким образом, исказив его смысловой контекст.

Ни суд первой инстанции, ни эксперт Слепакова даже не обратили внимания на абзац перед оспариваемым фрагментом текста, в котором говорится о том, что вопрос о реальных владельцах крупнейших казахстанских СМИ остается тайной за семью печатями и таким образом вопрос о том, кому выгодна приватизация госсобственности относится, главным образом, к этому абзацу. Причем этот он выделен в тексте жирным шрифтом, таким образом, находясь в логической взаимосвязи с последующими абзацами.

Наши доводы в этой части подтверждаются и выводами экспертизы, осуществленной комиссией экспертов Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, не усмотревшей ни отрицательной оценки личности и деятельности истца, ни порочащих его сведений в втором абзаце оспариваемого текста.

Вместе с тем, мы принимали во внимание, что истец считает сведения, распространенные в ряде печатных изданий и веб-сайтов и воспроизведенные в электронном бюллетене Представительства «Интерньюс Нетуорк» в Казахстане, в отношении владения и контроля над рядом теле-радиосетей не соответствующими действительности. Мы также учитываем, что согласно действующему законодательству о средствах массовой информации гражданин имеет право требовать публикации ответа в средстве массовой информации, если он считает распространенные в отношении его сведения, не соответствующими действительности. В связи с этим мы неоднократно предлагали заключить мировое соглашение и опубликовать ответ истца, касающийся тех сведений, которые он считает не соответствующими действительности.

В связи с вышеизложенным, ПРОСИМ:

отменить решение Алматинского городского суда от 24 мая 2002 года и отказать в удовлетворении иска Р.М.Алиева Представительства «Internews Network» в Казахстане, С.Дылевской, главного редактора электронного бюллетеня и автора статьи, соответчиков по иску гр. Алиева Р.М. о защите чести и достоинства и возмещении морального вреда.

 

Приложение: 1. Ходатайство о назначении повторной экспертизы

2. Заявление о возбуждении уголовного дела по признакам совершения преступления, предусмотренного ст.352 УК РК, в отношении экспертов Центральной (Алматинской) научно-производственной лаборатории судебной экспертизы

3. Ответ прокуратуры г.Алматы от 21 мая 2002 г.

4. Экспертное заключение №28/5 Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам

(Российская Федерация, г.Москва) от 30 мая 2002 г.

 

Представитель ответчиков

(по доверенности) /Е.ЖОВТИС/

Представитель ответчиков

(по доверенности): /С.ВЛАСЕНКО/

5 июня 2002 г.

 

Новости на сайте Internews Network Kazakhstan Новости на сайте Internews Network Kazakhstan