Internews Network KazakhstanЗаконодательство и практика средств массовой информации Казахстана

Содержание бюллетеня ЗиП-КазахстанПодписка на бюллетень ЗиП-КазахстанАрхив бюллетеней ЗиП-Казахстан

«Господин Президент, примите мою жалобу к производству для возбуждения уголовного дела»…

Мария Пульман, юрист Казахстанского бюро по правам человека и соблюдению законности

Когда журналистов упрекают в недостатке правовых знаний и слишком вольном обращении с юридическими терминами, нередко следует возражение: педантичность публицистике противопоказана.

Спору нет, но «живость в мыслях» взамен точности тоже не на пользу ни делу, ни читателю.

Посмотрим, что же в этом аспекте принесла нам свежая пресса.

- «Юридическая газета» №36 от 16 августа 2000 года, статья А.Мукушевой «Защита прав граждан - дело самих граждан». Речь в статье идет о судебном процессе по иску о возвращении суммы долга. Автор пишет: «Областной суд своим решением от 2 августа, рассмотрев дело в кассационном порядке, оставляет в силе решение районного суда…» В действительности же, согласно статье 380 Гражданского процессуального кодекса, если суд кассационной инстанции отменяет решение суда первой инстанции, то по этому поводу выносится не решение, а определение. В основном статья написана грамотным в правовом отношении языком, тем более досадно, что такой промах.

- Газета «Экспресс-К» № 148 от 19 августа 2000 года, беседа главного редактора газеты И.Шахновича с бизнесменом Г.Лучанским. Собеседник редактора сообщает, что «принес Кажегельдину лично немалую мзду в размере 1 миллиона долларов». При этом добавляет: «Только я назвал бы это не взяткой, а уступкой шантажу и вымогательству», поскольку А.Кажегельдин в противном случае обещал отнять предусмотренные лицензий права.

Не вдаваясь в оценку моральной стороны вопроса, необходимо отметить очень серьезное заблуждение господина Лучанского: он, возможно, и не считает это взяткой, а Уголовный кодекс Республики Казахстан (статья 311) квалифицирует все эти действия именно так - получение взятки. А действия г-на Лучанского предусмотрены статьей 312 - дача взятки. Беседа заканчивается предложением г-на Лучанского считать это интервью заявлением в прокуратуру. Очевидно, он наслышан о том, что взяткодатель освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство и добровольное сообщение о даче взятки. Однако с добровольным заявлением г-н Лучанский сильно запоздал. Так что один получил взятку, а другой - ее вручил. Уголовная ответственность предусмотрена для обоих.

- Газета «Вечерний Алматы» № 122 от 22 августа 2000 года, колонка «Криминальная неделя», автор не указан. Речь идет о гражданке Алматы, которая подверглась нападению в подъезде своего дома: «Трудно сказать, можно ли считать это разбоем, но для потерпевшей он таковым был и случился днем ранее. В подъезде неизвестный, угрожая пистолетом, ограбил гражданку, забрав у нее золотые серьги и колье». Впоследствии, как следует из текста, выясняется, что пистолет был игрушечный. Видимо, именно это и вызвало у автора сомнение - можно ли считать нападение разбоем. Но на этот вопрос совершенно четко отвечает законодательство: «Разбой - это нападение с целью хищения чужого имущества. Важно, чтобы угроза, выраженная в той или иной очевидной для потерпевшего форме, субъективно воспринималась им как реальная и действительная…». Когда на тебя наставлен пистолет, мало кто будет размышлять над тем, настоящий он или игрушечный. Тем более, что автор сам пишет, что изготовлен он настолько искусно, что не отличишь от настоящего оружия. Так что сомнений нет - разбой. Чтобы убедиться в этом, достаточно было заглянуть в Уголовный кодекс, чего не сделал автор.

- Газета «Караван» № 34 от 22 августа 2000 года, статья Р.Минулина «На то он и БАШКА». Речь идет о гражданине по кличке Голова или Башка, за которым длительное время гонялись полицейские. Автор пишет: «Эти пятеро суток Голову кидали из бич-приемника в ИВС и обратно, хотя ИВС предусмотрен лишь для содержания подозреваемых и преступников…» Так вот, для содержания преступников ИВС - изолятор временного содержания - отнюдь не предусмотрен. В ИВС по закону можно содержать только 72 часа. Так что все еще впереди - и прокурорская санкция, и суд, который, как известно, только и может признать преступником. Разумеется, все это не может совершиться в течение 72 часов, отведенных для содержания в ИВС.

Далее автор приводит слова судьи Жетысуского района: «Я был вынужден вынести частное постановление в адрес сотрудников правоохранительных органов». Хотелось бы думать, что ошибку допустил автор статьи, а не судья, ибо последнему полагается знать, что вынес он не частное постановление, а частное определение.

- В этом же номере газеты статья Д.Шишкина «Героиня без героина». Автор передает свою беседу с заместителем прокурора города Караганды, который сообщает об ультиматуме прокуратуры недобросовестным полицейским: «Мы решили, что не будем разрешать возбуждение уголовных дел на лиц, пойманных на хранении наркотиков, пока такие же дела не будут возбуждены в отношении лиц, у которых эти наркотики были куплены…». Снова хотелось бы предположить, что автор слишком произвольно истолковал слова заместителя прокурора: никакого разрешения прокуратуры на возбуждение уголовных дел не требуется. Следователь - совершенно самостоятельная процессуальная фигура и уголовные дела возбуждает без разрешения.

- Газета «Доживем до понедельника» № 33 от 31 августа-6 сентября 2000 года публикует жалобу гр-на А.Паршакова «на лишение конституционных прав и свобод человека». Жалоба, разумеется, адресована Президенту и заканчивается словами: «прошу прекратить профанацию с ответами, а мою настоящую жалобу принять к производству для возбуждения уголовного дела к виновным». Оставляю в стороне правовую состоятельность выражения «возбуждение уголовного дела к виновным». Но почему эту жалобу должен «принять к производству» глава государства? У газеты «Доживем до понедельника», видимо, своеобразное понимание роли Президента: помнится, в предыдущем номере пенсионер П.Деев обращался к Президенту с просьбой «передать в соответствующие органы» его исковое заявление. Все это оставляет чувство недоумения, поскольку в каждом номере этой газеты читателю настойчиво напоминают, что ее редактор - «известный правозащитник, выигравший множество громких процессов и известный далеко за пределами Казахстана».

- Газета «ХХI век» № 20 от 5-11 сентября 2000 года - депутат парламента И.Алимжанов беседует с руководителем социологической службы АПИ. В ответ на вопрос: «Что сейчас с Вашим бизнесом? Вы по-прежнему руководите своей фирмой?» разъясняет: «От бизнеса я отошел. Более того, меня заставили». Между тем закон запрещает депутатам заниматься бизнесом. Неужели об этом было неизвестно И.Алимжанову, когда он баллотировался в парламент? Тогда отчего же - «заставили»? Таково требование закона, которому обязан подчиняться любой гражданин государства. А депутат парламента - тем более. Так что никто никого не «заставлял».

- Газета «Караван» № 36 от 8 сентября 2000 года, статья А.Мамонтова «Плевое дело». Речь идет о раскрытии работниками милиции убийства целой семьи. Автор пишет: «Попав под перекрестный допрос, Садыров, как говорится, поехал. Через двадцать минут он, торопясь и путаясь, уже писал явку с повинной…» А ведь явка с повинной - это совсем не то, что «торопясь и путаясь» пишут «попав под перекрестный допрос». Явка с повинной пишется до того, как человеку объявили, в чем он подозревается. Явке с повинной никаких допросов предшествовать не должно - это категорическое требование уголовно-процессуального законодательства. Автор с восхищением повествует об оперативном мастерстве работников милиции. А в действительности - это обычный полицейский беспредел и грубейшее нарушение закона!

- Казахстанская часть «Аргументов и фактов» от 30 августа 2000 года, подборка «Подслушанные беседы. О чем говорят в трамвае», автор не указан. «Алматинская полиция завела уголовное дело…Коллегия городского суда утвердила оправдательный приговор районного суда…» Конечно, пассажирам трамвая простительны такие выражения. Но кто-то же обрабатывал «подслушанные беседы», готовя их к публикации? Тогда надо было иметь в виду, что уголовные дела не заводятся, а возбуждаются, а оправдательные приговоры (как и обвинительные) не утверждаются, а оставляются в силе или отменяются. У «АиФ» - большая читательская аудитория, пусть и читатели приобщаются к правильному правовому языку. А для авторов это тем более необходимо.

- В том же номере газеты статья А.Мамонтова «Мы все беспомощны». Статья актуальная, и тем досаднее многочисленные промахи автора, которых могло не быть, если бы все это хотя бы бегло прочел кто-то из юристов. Автор пишет: «К. задержали сотрудники РУВД без предоставления ордера на арест…» Какого ордера? Ведь автор сам пишет, что имело место задержание, а не арест. Никакой ордер для задержания и не нужен. И называется он, кстати, не ордером, а постановлением об избрании меры пресечения.

Далее в статье приведена выдержка из судебного приговора по уголовному делу. Однако автор почему-то именует приговор не приговором, а решением. Хотя решения выносятся только по гражданским делам, а если дело дошло до скамьи подсудимых - то приговор.

Заслуживает внимания и сам приговор, хотя А.Мамонтов тут уже не при чем: он его всего лишь цитирует. А вот что пишет судья: «… и по закону недоказанная вина решается в пользу подсудимого…», «К. может быть освобожден от лишения свободы…». Приговор изобилует и другими не менее безграмотными оборотами и чтение его вызывает одну мысль - скорее бы судебная реформа!…

 

Предыдущая страницаАрхив бюллетеней ЗиП-Казахстан