Internews Kazakhstan Электронный Бюллетень Internews Kazakhstan
Вернуться на главную страницу
Новости Internews Kazakhstan
Проекты Internews Kazakhstan
Семинары Internews Kazakhstan
Бюллетень Internews Kazakhstan
Бюллетень Законодательство и практика средств массовой информации Казахстана
Законодательство Республики Казахстан о средствах массовой информации
Глобальная Инициатива по Политике Интернет (GIPI)
Международный общественный фонд защиты свободы слова Адил Соз
Различная литература
Маркетинг электронных средств массовой информации
Телерадиокомпании Казахстана
Национальной Ассоциации Телерадиовещателей Казахстана
Форумы Internews Казахстан
Об Internews Казахстан
Представительства Internews Network в Internet и другие ссылки
Select to English Pages
Подписка на получение электронного бюллетеня Internews Kazakhstan по электронной почте Содержание очередного номера Новости в бюллетене Internews Kazakhstan Различные ситуации с точки зрения закона Технологии Пресса о радио и телевидении Архив бюллетеней Internews Казахстан Форум электронного бюллетеня Internews Kazakhstan

Рабочая группа приступила к рассмотрению законопроекта о СМИ

Рабочая группа, созданная в комитете Мажилиса по социально-культурному развитию, приступила к рассмотрению правительственного законопроекта о СМИ. 4 ноября состоялось заседание рабочей группы.

Мы публикуем сокращенную стенограмму заседания.

Вице-министр информации А. Досжан сообщил, что заголовок, который предлагает депутат В. Макалкин «О свободе слова, творчества и средств массовой информации» не может быть принят, потому что «мы обсуждаем проект закона, касающийся лишь деятельности средств массовой информации и всех заинтересованных сторон, то есть гос.органов, журналистов, потребителей информации, а не вообще о принципах свобода слова».

«Что касается, так называемой, свободы творчества, которую предлагает Валентин Иванович (Макалкин – депутат Мажилиса Парламента РК – ред.), то такая свобода, конечно, есть, она провозглашена в Конституции. Но это, я хочу еще раз подчеркнуть, не только прерогатива средств массовой информации, но в основном это термин, который касается вопросов культуры».

Депутат В. МАКАЛКИН сказал, что инициаторы законопроекта сузили вопрос. Во-первых, в Конституции записано «свобода слова, творчества» и все это связано с информацией. И практически все СМИ (журналы, газеты, телепрограммы), они же не только информационные, они одновременно, как правило, являются выражением творчества. Просто где-то что-то произошло, простая информация, она очень небольшое занимает место. А дальше идут аналитические материалы, оценка, мнения - а это уже творчество. Поэтому отделить информацию от творчества... Это не есть только произведения искусства или еще что-то, это сама, положим, статья, даже журналисты или кто выступает, это уже продукт творчества. Поэтому отделять одно от другого, это будет некорректно. И само выражение мысли, связанной и с информацией, оценка мнения, это должно быть свобода слова. То есть отделить все эти вещи невозможно. И поэтому корректно будет именно так. Да и сам закон, который идет, он касается и этих сторон, что и цензура запрещается и т.д. Ведь цензура же не информации касается, цензура касается свободы слова, свободы творчества, а не информации.

Депутат С. АЛИБАЕВ напомнил, что есть альтернативный законопроект «О свободе слова, о получении и распространении информации»?...И добавил, что в Казахстане существуют проблемы относительно свободы слова, получения и распространения информации.

Вице-министр информации А. ДОСЖАН согласился с тем, что г-н Макалкин совершенно правильно ставит вопрос о том, что проблемы передачи информации вообще актуальны для Казахстана. И проинформировал о том, что сейчас в Правительстве создана рабочая группа, которую он возглавляет и в которую входят также, например, представители Агентства по информатизации и связи. Сейчас рабочая группа обсуждает концепцию законопроекта «Об информации и защите информации». Вице-министр информации согласился с тем, что нужен закон об информации, распространении информации и защите информации вообще, не только в госорганах.

«Свобода слова означает право свободно высказывать свое мнение, необязательно через СМИ. В нашем проекте, в частности в преамбуле очень четко очерчен круг лиц, подпадающих под закон, начиная с главного редактора, заканчивая уполномоченным органом, то есть министерством…

Могут устанавливаться конкретные виды информации, подлежащие обязательному представлению лицам, запрашиваемым информацию. Во первых, по своей конфиденциальности у нас ограничены в распространении только два вида информации: это госсекреты в Законе «О госсекретах» и конфиденциальная тайна, которая отражена в двух законах (Закон «О мерах по защите внутреннего рынка» и Закон «О субсидиях»). Формулировка в обоих законах идентична, то есть четко обозначена конфиденциальная информация.

Есть также Закон «Об информатизации», в котором четко отражены понятия «информатизация», «конфиденциальные сведения», «документированная информация» и т.д.

Депутат В. МАКАЛКИН сказал, что ему кажется, весьма искусственным разделение информации и СМИ. «Средства - это только носитель. Мы регулируем только носитель или саму информацию? Ведь если следовать тексту закона, там говорится не только о носителях, говорится о создателях информации, о распространении информации, о доступе к информации, о сущности информации…», - сказал депутат.

«К информации должен быть свободный доступ. А тут уже сразу определяется порядок доступа к информации. Сами работники, которые связаны с СМИ, которые готовят газеты, готовят журналы, они тоже должны иметь доступ к информации. И неслучайно встают вопросы, что порой они не получают информации, не могут информировать своевременно людей. И даже больше того - случаются казусные ситуации, когда если гражданин не имеет какую-то информацию, скажем, о нормативно-правовых актах, он все равно несет ответственность, если поступил не в соответствии с требованиями нормативно-правовых актов…

Нельзя все сводить только к техническому исполнению... Мы же говорим об информации. Газеты - это только технический, физический объект, который обеспечивает нужды общества. А нужда общества - чтобы члены общества, население, граждане получали информацию, имели доступ к информации», сказал депутат.

Говорилось о понятии «информация ограниченного доступа». Разработчикам предложили вообще не применять такую формулировку, так как она вообще в законодательстве не используется.

Вице-министр информации А. ДОСЖАН отметил, что информация, которая, идет от государственных органов и не подлежит разглашению, определена в 4 статьях Закона «О государственных секретах». «Кроме этого в Законе «Об информатизации» есть положение «информация с ограниченным доступом»…И обозначено, что такое общедоступная информация и информация с ограниченным доступом. Эта формулировка уже есть. И здесь четко написано, что информацией с ограниченным доступом являются гос. секреты, коммерческая, служебная и иная охраняемая законом тайна, а также другая информация, доступом к которой обладает ограниченный круг пользователей, либо доступ к которой ограничен для отдельных категорий пользователей (это статья 12 Закона «Об информатизации»). Здесь же обозначен порядок отнесения информации к категориям доступа и порядок отнесения к информации с ограниченным доступом. Поэтому я считаю, что нет необходимости в Законе «О СМИ» формулировку «информация ограниченного доступа» применять вообще», - сказал вице-министр.

«По 11-й статье Валентин Иванович предлагает ввести термин «общественный интерес, как интерес любого лица, связанный с обеспечением благополучия, стабильности, безопасности и устойчивого развития». В нашем законопроекте он применяется лишь в двух местах: в правах журналиста, в статье, где написано, что журналист имеет право присутствовать, по предъявлению удостоверения, в районе стихийных бедствий и т.д. И также в статье «Обязанности журналиста» написано, что журналист обязан уважать законные права и интересы физических лиц. Мы считаем, что формулировка, которую Валентин Иванович, предлагает, слова «благополучие, стабильность, устойчивое развитие» - это размытая формулировка и требует дополнительного раскрытия. То есть если мы здесь примем эту поправку, возникнет еще больше вопросов. И народ, и журналисты будут спрашивать: объясните нам получше, что такое тогда стабильность и устойчивое развитие? Что это такое: устойчивое развитие и благополучие? То есть потребуется еще дополнительная расшифровка. Мне кажется, в нашем законопроекте эти два момента ясно, четко описаны и дальнейших комментариев следует избежать».

Депутат В. МАКАЛКИН заявил, что его удивляет позиция разработчиков, когда они по тексту используют какие-то понятия, а в глоссарии их не дают, считают, что это само собой разумеется. Что такое, например «сексуальная эротика»? Если есть по тексту «общественный интерес», то нужна формулировка…

Депутат А. АЙТАЛЫ сказал, что в философской литературе есть более 20 определений интереса. Причем, зачастую это слово употребляется с понятием «потребность». «Поэтому насколько с этой точки зрения корректно в данном контексте употреблять «общественный интерес», «национальный», «личный», «корпоративный»? Все это приведет к большой дискуссии.

Директор Представительства Международной организации «Интерньюс Нетуорк» в Казахстане Олег КАЦИЕВ заметил, что в данном случае общественный интерес рассматривается не просто как теоретическое понятие. «Дело в том, что на практике журналистам иногда приходится с этим сталкиваться. И ограничения, связанные, допустим, с тем, что журналисту не разрешается оглашать какие-то сведения из личной жизни или фотографировать человека без его разрешения, в некоторых случаях, когда это связано, например, с раскрытием вопросов коррупции, недопустимы. И в таком случае понятие «общественный интерес» становится очень конкретным. То есть когда в интересах общества рассказать правду о каком-то преступлении или нарушении, в таком случае к понятию «общественный интерес» не должны применяться статьи закона, которые ограничивают его. В этом случае, наверное, необходимо понятие «общественный интерес» хорошо проработать и изложить так, чтобы это работало в интересах общества и в интересах журналистики», - сказал г-н Кациев.

Вице-министр информации А. ДОСЖАН: «Валентин Иванович предлагает ввести понятие «официальный документ, как документ, созданный органом, организацией, должностным лицом в пределах своих полномочий и удостоверенный в установленном порядке».

На самом деле этот термин уже применяется в нашем действующем законодательстве, конкретно в Законе «О национальном архиве и о фондах». Там эта формулировка дана более емко и понятно: «официальный документ - это документ, созданный физическим или юридическим лицом, оформленный и удостоверенный в установленном порядке». И кроме этого понятие «официальный документ» содержится в основных правилах документирования и управления документацией в объединениях, учреждениях, организациях всех организационно-правовых форм Республики Казахстан, утвержденных постановлением Кабинета Министров. Там тоже написано, что официальный документ - это документ, созданный организацией или должностным лицом и оформленный в установленном порядке. Понятие официального документа в нашем законопроекте не применяется вовсе».

Депутат В. МАКАЛКИН поднял вопрос о праве на доступ к информации. Необходимо обеспечивать журналистам профессиональный доступ к информации и доступ к информации обычных граждан, доступ к информации, не закрытой и не представляющей тайны. А пока есть проблема с доступом к информации.

«Речь идет о том, чтобы обеспечивать гражданам и журналистам доступ именно к государственной документации, информации. Информация частных лиц - это их проблема. Никогда вы не обяжете, частных лиц давать информацию журналистам и кому бы то ни было. Речь, повторяю, идет о доступе к государственной информации. Органы власти и обладающие властными полномочиями, они работают на общество. И СМИ, журналисты работают на общество. И в данном случае должен быть свободный доступ к незакрытой информации. А в реальной жизни этого как раз не обеспечивается, поэтому этот аспект должен быть урегулирован в этом законе», - заявил депутат.

Депутат М. ТРОШИХИН заявил, что в таком изложении статья, наоборот, это сужает право на доступ к информации. «У нас уже 90 процентов секторов всех экономики в частном ведении находятся. Ни один собственник не подпустит журналиста ни к каким источникам информации. А что, люди не должны знать, что делается в стране? Давайте расширим эту редакцию, чтобы она не ограничила только тех, кто уполномочен государством. Вы же обязываете только тех, кто уполномочен государством, а остальные могут дать информацию, а могут – и не дать».

А. ДОСЖАН: «Валентин Иванович предлагает ввести такое понятие, как свобода творчества, право на создание информации в устной, письменной, графической, рисунчатой, акустической и иных формах.

Я хочу сказать, что в Законе «О культуре» есть понятие, что такое творческая деятельность - это все виды деятельности, которые вносят вклад в возрождение и развитие культуры, включая литературу, искусство, дизайнерскую, архитектурную, исследовательскую и иную творческую деятельность. И также обозначены целыми статьями принципы государственной политики в области культуры, а также государственно-правовое регулирование в сфере культуры. Мы считаем таким образом, что даже если попытаться ввести понятие «творчества» в наш законопроект, то возникнет необходимость прежде всего вносить изменения в Закон «О культуре». А понятие «творчество» относится не только, безусловно, к СМИ».

В. МАКАЛКИН: «Дело вот в чем. Мы в данном случае не вообще свободу творчества обсуждаем, а свободу творчества в контексте информации. И даже аналитический обзор, который идет в газете, аналитический обзор, который идет в телепрограмме, он содержит элементы творчества. Поэтому в этом контексте - творчество в информации, а не вообще. Точно так же - и свобода слова, в контексте информации, а не в контексте свободы слова вообще. То есть. если человек с трибуны говорит - это одно. А когда переносится на СМИ, которые распространяют это - это другое».

Представители Минюста заметили, что если исходить из Конституции, она гарантирует право на свободу творчества, получение и распространение информации. «Если законодательство содержит понятие творческой деятельности, то все, что не запрещено законом - является понятием свободы творчества. Нет необходимости давать определение свободы творчества, потому что его невозможно дать, оно объемное, нельзя его ограничить. Свободу творчества нельзя даже регулировать. Можно просто сказать, что нельзя делать, а все остальное можно делать. То же самое относится и к свободе слова, понятие невозможно ему дать».

А. ДОСЖАН: «Понятие «вещатель» предлагается как собственник СМИ, обеспечивающий устойчивое распространение телевизионных и радиопередач. Мы считаем, что наша формулировка более понятна и конкретная. Это относится к сфере теле и радиовещания, здесь должны применяться очень конкретные формулировки. Поэтому предлагаем, что вещатель - это собственник СМИ, осуществляющий производство, монтаж, расстановку во времени и, или распространение телевизионных и радиопередач. То есть слово, которое предлагается – «устойчивое», не совсем понятно…».

В. МАКАЛКИН: «Здесь два момента принципиальных. Вещатель не осуществляет производство информации, он только распространяет информацию. Поэтому здесь концептуально неверна позиция.

В правительственной редакции вещатель «производит». Вещатель не производит информацию. Скажем, возьмите кабельное телевидение. Оно не производит информацию, но оно вещает, распространяет информацию. Поэтому формулировка принципиально некорректна и вызывает возражение уже оттого, что если следовать правительственной редакции, то следствием может стать получение еще одной лицензии».

О. КАЦИЕВ: «Я хотел бы добавить пару слов в пользу позиции отдела законодательства и Валентина Ивановича. Дело в том, что существует множество производящих студий в Казахстане, во всем мире, которые производят вещательный продукт, но они не называются вещательными. Вещатели - это только те, кто распространяет, вещает в эфир или через кабельные сети. Поэтому здесь вводить в производство и монтаж в определение вещателей - это не будет корректно».

В. МАКАЛКИН: «Давайте сначала разберемся, производит вещатель или не производит. Это самый принципиальный момент. Вещатель только распространяет информацию. А если речь идет о телеканалах…Они выполняют производящую и вещательную функции. Вещатель – это не тот, кто производит, а тот, кто только вещает, распространяет».

А. ДОСЖАН: «О кабельных сетях. Это лицензируемый вид деятельности. Но мы предлагаем освободить от излишнего лицензирования те кабельные сети, которые осуществляют распространение своих программ внутри одного комплекса, здания. То есть речь идет о гостиницах, деловых центрах. Но если мы этот пункт исключим, то соответственно придется лицензировать вещание в гостиницах, комплексах, в том числе в Парламенте…».

А. ДОСЖАН: «Отдел законодательства предлагает исключить понятие «общественная нравственность как система норм и правил поведения идей об обычаях, традициях, господствующих в соответствующем обществе», которое мы предложили. Это абсолютное понятие, отраженное в статье 5 Конституции, где говорится, что осуществление прав и свобод человека, гражданина не должно нарушать прав и свобод других лиц, посягать на конституционный строй и общественную нравственность. И в нашем проекте это понятие используется в статье 4 «Принципы деятельности СМИ»", где основными принципами деятельности СМИ является соблюдение общепризнанных норм морали и общественной нравственности. Мы посчитали, что здесь необходимо будет попытаться изложить, что это такое.

Валентин Иванович предлагает определить «оператора как юридическое лицо, осуществляющее техническую эксплуатацию радиоэлектронных и иных средств, обеспечивающих распространение телевизионных и радиопрограмм по эфирным, эфирно-кабельным, кабельно-спутниковым сетям. Мы считаем, что можно принять частично и исключить слова «и иных средств» из предлагаемой редакции. Все остальное оставить.

Предлагается ввести статью с новым понятием – «отказ от предоставления запрашиваемой информации» и т.д. На самом деле, в действующем законе это уже предлагается. Запрашиваемую информацию государственные органы и иные организации обязаны предоставить не позднее 3-х дней со дня поступления обращения либо дать ответ с указанием срока предоставления или мотива отказа. В нашем проекте также написано, что отказ в предоставлении запрашиваемых сведений может быть обжалован представителями СМИ в вышестоящем органе, должностному лицу, а затем в суде в порядке, установленном законом…

Очень подробно это порядок описан в Гражданско-процессуальном кодексе, статья 279…

Предлагается изменить понятие «официальное сообщение - это информации, представляемая государственными органами и должностными лицами с целью дальнейшего распространения через СМИ». То есть после слов «органами» дополнить слова «юридическими лицами и общественными объединениями». В нашем действующем законодательстве нет вообще понятия официальной информации, есть официальное сообщение…».

О. КАЦИЕВ: «Я хотел бы сказать…Опять-таки, это очень важно для толкования в последующих статьях закона. Дело в том, что речь идет об ответственности журналистов за использование официальных сообщений. Если трактовать так, как предлагает правительство, то в таком случае журналисты отвечают за официальные сообщения, сделанные юридическими лицами, общественными объединениями и даже физическими лицами. Я думаю, что здесь чрезвычайно важно расширить понятие официального сообщения. Дело в том, что право на официальное сообщение имеют и коммерческие организации, и организации бизнеса, и общественные объединения, и даже физические лица. Официальное сообщение могут сделать все, кто хотят это сделать. Они делают это официально».

М. ЖАНАТ, юрист Национальной Ассоциации телерадиовещателей Казахстана: «То, что предлагается депутатом, действительно, надо будет поддержать. Как государственные органы, так и частные лица - все равны перед законом. Так что частные лица имеют право предоставлять официальные сообщения, на которые впоследствии, могут сослаться СМИ и журналисты».

Отдел законодательства предложил, чтобы «официальным сообщением» явилось сообщение, распространяемое именно государственными органами.

Депутат САХАРЬЯНОВ: «Эта норма, она принципиальна, потому что в дальнейшем речь будет идти об ответственности. Несет ли редакция СМИ ответственность за информацию, которую распространила, например, какая-то национальная компания? Если мы принимаем такую норму, то получается, редакция несет ответственность за недостоверность информации в этих документах. По идее, источник информации должен нести ответственность за распространенную информацию… У СМИ должен быть механизм отстранения от ответственности, в случае, если они не виновны…».

Т. КАЛЕЕВА, президент Международного Фонда защиты свободы слова «Адил соз»: «Я хочу поддержать позицию общественных журналистских объединений в том, что сужение понятия «официальное сообщение» до «государственных органов» - это неоправданное сужение ограничение свободы слова. Официальное сообщение партии «Асар», например, как мы можем проверить? Как редакция будет проверять? Если у нас есть зарегистрированное юридическое лицо, с неправительственным статусом - негосударственное, и оно делает компетентное, официальное заявление, его надо относить к официальным сообщениям, и освобождать СМИ от ответственности за публикацию таких сообщений».

М. ТРОШИХИН: «Можно согласиться с правительственным вариантом только в том случае, это будет «официальное государственное сообщение»…

 

Подготовлено по стенограмме, распространенной пресс-службой аппарата Мажилиса Парламента РК.

Полный текст стенограммы можно найти на сайте Парламента РК www.parlam.kz

Пресс-служба Мажилиса Парламента РК

Тел.: (3172) 15-33-28
Факс : (3172) 32-69-55
E-mail: [email protected]

Источник: http://www.parlam.kz/Document.asp?Recno=880&ln=WithKz

 

Предыдующая страница бюллетеня Следующая страница бюллетеня