Internews Kazakhstan Электронный Бюллетень Internews Kazakhstan
Вернуться на главную страницу
Новости Internews Kazakhstan
Проекты Internews Kazakhstan
Семинары Internews Kazakhstan
Бюллетень Internews Kazakhstan
Бюллетень Законодательство и практика средств массовой информации Казахстана
Законодательство Республики Казахстан о средствах массовой информации
Глобальная Инициатива по Политике Интернет (GIPI)
Международный общественный фонд защиты свободы слова Адил Соз
Различная литература
Маркетинг электронных средств массовой информации
Телерадиокомпании Казахстана
Национальной Ассоциации Телерадиовещателей Казахстана
Форумы Internews Казахстан
Об Internews Казахстан
Представительства Internews Network в Internet и другие ссылки
Select to English Pages
Подписка на получение электронного бюллетеня Internews Kazakhstan по электронной почте Содержание очередного номера Новости в бюллетене Internews Kazakhstan Различные ситуации с точки зрения закона Технологии Пресса о радио и телевидении Архив бюллетеней Internews Казахстан Форум электронного бюллетеня Internews Kazakhstan

Общественные организации Казахстана считают, что предлагаемый вариант законопроекта о СМИ требует весьма существенных доработок

Прежде, чем принимать новый закон о СМИ, нужно досконально разобраться в имеющейся законодательной базе, считают общественные медийные организации. Об этом они заявили на первых общественных слушаниях по законпроекту о СМИ, которые состоялись в Алматы 20 октября. Организаторами слушаний выступили Междунардный Фонд защиты свободы слова «Адил соз», IWPR (Институт по освещению войны и мира) и Казахстанский пресс-клуб.

Ниже мы публикуем стенограмму со слушаний.

Илиодор КАЛЬСИН, юрист Международного Фонда защиты свободы слова «Адил соз»:

«Казахстан имеет ряд международных обязательств в области обеспечения свободы слова, взятых им на себя в рамках соглашений с рядом международных организаций (ООН, ОБСЕ), конвенций, межрегиональных структур СНГ (Таможенный Союз, ЕврАзЭС). Эти обязательства коротко можно свести к обеспечению равных возможностей для СМИ и журналистов стран-участниц. Ряд вопросов, имеющих отношение к праву граждан на получение и распространение информации, отражен в Конституции РК.

На сегодняшний день в казахстанском законодательстве в области СМИ мы имеем 6 статей в УК об ответственности журналистов, о защите чести и достоинства (которые защищаются в большинстве стран мира в гражданском порядке). В КоАП мы имеем 11 статей об ответственности СМИ и журналистов, которые включают в себя такие санкции как «приостановление», «прекращение выпуска СМИ» и «конфискация их тиражей», причем за такие малозначительные правонарушения как искажение выходных данных, нарушение правил рекламы табачной и алкогольной продукции, нарушение правил направления обязательных и контрольных экземпляров (в том числе, в библиотеку Парламента и в Национальную Библиотеку). В Гражданском кодексе мы имеем две статьи, касающиеся деятельности СМИ, - 143-ая и 951-ая (143-ая целиком перешла из ГК КазССР, та, в свою очередь, - из законодательных основ СССР и союзных республик. 951-ая точно так же сохранила советские подходы в отношении СМИ). Что я имею в виду? По нашему гражданско-процессуальному кодексу, стороны в суде равны и на каждой из сторон лежит обязанность доказать свою собственную правоту. Когда журналист привлекается к ответственности, ответственность его наступает, независимо от наличия его вины, если он не докажет достоверность опубликованных сведений. То есть бремя доказывания своей невиновности целиком переложено на журналиста.

Встает вопрос: что такое СМИ и что такое журналист? Либо это необходимый и основной общественный институт по реализации прав граждан на свободу слова, творчества, получения и распространения информации либо это все-таки один из видов бизнеса и только. Если это один из видов бизнеса, тогда он подпадает целиком под юрисдикцию хозяйственного законодательства. Но и в этом случае в отношении СМИ тоже существует ряд ограничивающих правил.

Перед обществом сегодня встает вопрос: как совершенствовать дальше законодательство о СМИ? «Адил соз» считает: прежде, чем принимать новый закон о СМИ, нужно досконально разобраться в той законодательной базе, которую мы уже имеем. В ней полно противоречий. Везде - и внутри каждого нормативного акта, и в целом, в системе информационного права. Наблюдается разрыв между нормами Конституции и всем последующим законодательством. Наблюдаются противоречия внутри отдельных законодательных актов (УК, КоАП, ГК, Закон «О лицензировании», Закон «О средствах массовой информации», Закон «О связи»). Плюс к этому мы имеем целый комплекс постановлений, нормативных постановлений правительства, которые также не в лучшую сторону влияют на деятельность СМИ.

В связи с этим мы еще полтора года назад предлагали целиком разработанный проект закона по внесению изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК, который устранял бы все эти противоречия, и направили его в парламент. В свою очередь, чуть позднее партией «Ак жол» был разработан проект закона о свободе получения и распространения информации, который был сосредоточен в основном на общеправовых нормах. Затем появился проект Закона «О СМИ», разработанный Конгрессом журналистов и проект закона о СМИ, разработанный правительством.

Я ничуть не хочу умалить труд разработчиков этого проекта. Если бы передо мной поставили подобную задачу – сделать закон в течение года - я б, пожалуй, отказался: задача эта в такой короткий срок просто неподъемная.

Мне непонятна позиция Министерства информации в том плане, что оно в свое время отказалось от возможности разработать ряд специализированных законов – например, закон о телевидении и радиовещании. Потом министерство отказалось от этого варианта, хотя это был бы перспективный путь – разработать вначале ряд специализированных законов, регламентирующих различные вопросы СМИ, а потом свести воедино всю систему информационного права.

Поэтому и получилось, что в представленном законопроекте о СМИ разработчики попытались объять необъятное.

К положительным моментам законопроекта следует отнести те, что в нем впервые обозначен телезритель и читатель (правда, почему-то он назван потребителем). До этого законопроекта телезритель/читатель все время оставался у нас за кадром.

Затем я хотел б отметить положительные моменты, которые были включены по настоятельной просьбе общественных организаций – сокращение срока исковой давности до 1 года (по спорам о защите чести и достоинства), опровержение или возмещение морального вреда в спорах о защите чести и достоинства, ограничение права защиты на собственное изображение в отношении некоторых лиц, в частности, занимающих публичную должность. И в этом законопроекте сделана робкая попытка обозначить социальную роль журналиста. Но ограничились почему-то декларацией. В целом же, следует констатировать, что в целом, это все-таки, скорее, законопроект О министерстве информации.

В дополнение хотел бы сказать, что сегодня в парламенте на рассмотрении находится проект закона РК о внесении изменений в КоАП, который значительно усиливает санкции по ряду статей, касающихся деятельности СМИ».

Евгений ЖОВТИС, директор Казахстанского Международного Бюро по правам человека и соблюдению законности:

«Прошедший в Астане Гражданский форум показал проблему участия общественности в обсуждении законопроектов очень выпукло. К сожалению, мы начинаем процесс обсуждения, когда законопроект уже готов.

Мы не включены в стадию обсуждения. когда вопрос идет о концепции законопроекта. То есть о том, что мы хотим добиться тем или иным законопроектом, какие общественные отношения хотим урегулировать. А как только мы имеем готовый законопроект, мы начинаем говорить только об отдельных нормах, положениях…

Это видно на примере законопроекта о СМИ. В общем, СМИ – это передаточный механизм, один из способов реализации права на свободу слова, получения и распространения информации. Есть у нас закон о реализации права на свободу слова, получения и распространения информации, который касается не СМИ а всех, в том числе, и отдельного гражданина, который собирается эту информацию распространять, общественных организаций и т.п.?

Мы сосредоточились на СМИ, а сама по себе право на свободу слова, получения и распространения информации где? Где оно заявлено, кроме Конституции? Да, казалось бы, это хорошо, потому что это означает, что все, что не запрещено, разрешено. Но в нашей стране этого пока недостаточно – мы находимся в транзитном периоде, нам необходимы гарантии в сфере права на свободу слова, получения и распространения информации Что мы хотим в этом плане от нашего законодательства? Первое, чтобы нам помогли реализовать наше право и чтобы это право защитили, если оно нарушено. Поэтому главная задача – обеспечить все это.

Законопроект же о СМИ – это, скорее, технический законопроект. Если мы считаем что СМИ - это специальный вид юридического лица или что-то из хозяйственного права, то давайте скажем, что законопроект касается непосредственно деятельности СМИ, но существа дела он не касается потому что существо – это право на свободу слова, получения и распространения информации.

Концептуально, с моей точки зрения, законопроект неверен, потому что он пытается решить три проблемы – урегулировать (или попытаться урегулировать) саму свободу слова, получения и распространения информации, где-то отрегулировать доступ к информации (что совершенно отдельная сфера), и в конце концов, – непосредственно деятельность самих СМИ. Это не получится никогда, он неизбежно будет нести идеологический окрас, потому что здесь пытаемся решить вопрос, как совместить свободу слова со СМИ.

Поэтому первый вопрос, который для меня крайне важен: мы хотим закона о СМИ технического, устанавливающего некие правила, нормы деятельности СМИ, или в широком смысле мы хотим говорить о праве на свободу слова, получения и распространения информации. Если так, то тогда получается нонсенс, потому что гражданин в этом законопроекте отсутствует, а присутствует некая структура. Но гражданина с его правом на свободу слова, получения и распространения информации, не только потребитель информации, он еще и ее производитель, он еще и имеет право высказаться, распространить информацию, в том числе, и в массовом порядке, в том числе и не через СМИ (например, в виде листовок, статей, размноженных на ксероксе и т.п.). Согласно действующему закону, разрешается выпускать без регистрации до 100 экземпляров печатного издания. Но у меня возникает вопрос: а если издание непериодические. а если больше 100 экземпляров? Что тогда? И почему именно 100, а не 101, например?

Возникает концептуальная проблема: нужно говорить о праве на свободу слова, получения и распространения информации отдельно, о праве на доступ к информации - отдельно и уже дальше вычленять СМИ».

Тамара Симахина, юрист «Экспресс К»:

«Я абсолютно согласна с тем, что прежде чем разрабатывать проект нового закона необходимо привести уже действующее законодательство в соответствие, чтобы один нормативный акт не противоречил другому. Сейчас ситуация складывается такая - мало того, что мы имеем законодательство неурегулированное в достаточной мере в отношении СМИ. Нам предлагают законопроект, который даже внутри себя крайне противоречив. И в общем, имеет достаточно много норм, которые противоречат действующему законодательству. Более того, несмотря на все предложения фонда «Адил соз», Конгресса журналистов о принятии одновременно второго закона о внесении изменений и дополнений в действующее законодательство по вопросам, касающимся деятельности СМИ, пока особых движений не наблюдается.

Позиция Конгресса журналистов: мы абсолютно согласны с тем, что должна быть разработана действительно концепция – о механизме реализации конституционных прав на свободу слова, свободу получения и распространения информации, а закон о СМИ – это закон, который должен быть, по сути, довольно коротким и четким, в котором просто расписываются механизмы деятельности СМИ.

Безусловно, невозможно добиться, чтобы не было ответственности СМИ за ту информацию, которую оно распространяет и СМИ должны нести ответственность за то, что они говорят и показывают и есть какие-то общественно значимые интересы, которые СМИ не могут нарушать, потому что это несет угрозу обществу и государству в целом. Но в настоящий момент мы имеем законопроект, который начинает вмешиваться еще и в хозяйственную деятельность. Мы не считаем, что собственник СМИ - это какой-то особый хозяйствующий субъект - у нас есть ГК, законы об акционерных обществах, о хозтовариществах, о кооперативах и т.п.

Законопроект о СМИ должен быть нормативным актом, который регулирует отношения СМИ с третьими лицами, но никоим образом не должен вмешиваться в вопросы хозяйствования, потому что эти вопросы урегулированы гражданским законодательством. И почему собственно хозяйственная деятельность СМИ должна регулироваться каким-то иным образом?

Конгресс журналистов, Фонд «Адил соз» принимали участие в рабочих группах по разработке законопроекта, заседаниях ПДС.

Мы официально предоставляли наши дополнения и изменения в законопроект.

Конгресс журналистов еще в сентябре направил в рабочую группу парламента свои изменения и дополнения к проекту. Не могу сказать, что в течение полугода Министерство информации не обратило внимания на те предложения, которые мы делали Да, какие-то были приняты, но именно те, которые существенно не изменили содержание проекта».

Айдос Саримов, пресс-секретарь партии «Ак жол»:

«К сожалению? вариант законопроекта, разработанный «Ак жол», ««О свободе слова, получения и распространения информации в Республике Казахстан», не был принят на рассмотрение. Тогдашний премьер-министр И. Тасмагамбетов дал заключение, что законопроект требует дополнительных финансовых затрат, хотя мы этих расчетов не видели и не получили.

Я согласен с коллегами, которые говорят, что вариант законопроекта, разработанный министерством информации, - о министерстве и для министерства. Налицо попытка создать благоприятные условия для работы чиновников.

Из законопроекта Министерства информации видно, что увеличивается количество оснований и проволочек для регулирования рынка СМИ. Есть попытка закрепления монопольного положения по ряду направлений.

Мы считаем, что если законопроект будет принят в этом виде, он усугубит взаимоотношения и правоотношения внутри самого медиа-сообщества, поскольку ряд положений (например, о собственнике, учредителе, редакции, журналисте) и еще несколько категорий, они слишком запутывают эти правоотношения. Мы считаем, что достаточно ГК, где все расписано.

Мы считаем, что вариант законопроекта, разработанный Министерством информации, не решает 3 концептуально важных задач:

- права и защита самих журналистов. Количество оснований для регулирования рынка СМИ со стороны государства и чиновников увеличивается.

- проблема демонополизации СМИ, на чем партия «Ак жол» настаивает.

- нет реальных механизмов и рычагов для поддержки отечественных СМИ. Прежде всего, казахскоязычных, с целью создания полноценного информационного поля, в том числе, и в Интернет.

Есть попытка законодательно закрепить порядок распространения информации на казахском и русском языках. При этом не учитывается, что телевидение - тоже бизнес, что есть законы бизнеса, которые и должны формировать сетку вещания.

Мы считаем, что в этих условиях нужны законодательные и иные механизмы, которые бы стимулировали СМИ, а не заставляли ломать их редакционную политику».

Сергей Власенко, юрист «Интерньюс-Казахстан»

«Судя по варианту законопроекта, разработанного Министерством информации, ему не хватало полномочий. Сам законопроект о СМИ нельзя назвать новым, это, скорее, закон о внесении изменений и дополнений в действующий закон о СМИ.

Те нормы, которые разработчики внесли в законопроект, касаются в основном только полномочий уполномоченного органа, причем акцент делается на электронные СМИ. С моей точки зрения, это вызвано тем, что взаимоотношения между министерством и печатными СМИ в определенной степени урегулированы и видимо, министерство не нуждается в дополнительных механизмах.

Разработчики предприняли попытку втиснуть в законопроект все, что можно, порой забывая о тех, для кого работают СМИ. Законопроект регулирует взаимоотношения между СМИ и государством. Взаимоотношения между СМИ и гражданами остались за кадром.

Здесь говорилось о необходимости принятия отдельного закона о праве граждан на информацию. Этот проект закона готов и находится в парламенте, только парламент его почему-то не принял к рассмотрению. Мне кажется, следовало бы вновь поднять вопрос об этом.

Перейдем непосредственно к первой главе.

Разработчики предлагают внести более 40 понятий в данный законопроект, что само по себе, следует оценивать как положительное явление. Во всяком случае, возможно с определенной конкретностью толковать отдельные нормы. Почему я говорю «отдельные»? Потому что, к сожалению, законопроект содержит достаточно много технических терминов и понятий, которым в данном законопроекте не следовало бы находиться - для этого есть, например, закон «О связи»

Очень часто разработчики путают понятия, используемые в самом законопроекте (это касается таких, например, понятий как «телерадиопрограмма», «телерадиопередача»; оттуда ни возьмись, появляются такие понятия как «аудиовизуальные программы»…Все это нуждается в определенной доработке. Необходимо единообразие понятий, в противном случае можно просто запутаться.

Также мы хотели бы обратить внимание, что в законопроектах не дается полного определения понятию «информация» и само понятие, по определению разработчиков, состоит из 2 частей: «сведения» и «мнения». Разработчики в понятийном аппарате дают определение понятие «сведения», но забывают о «мнениях». Мы считаем, что это недопустимо и в законопроект необходимо вести и понятие «мнение».

Очень большие вопросы возникают в связи со ст. 6 главы 1, которая касается языка распространения информации.

Тема достаточно деликатная, к ней не однажды обращались и еще будут обращаться. И я хотел бы привлечь ваше внимание вот к чему. Я не говорю в отношении пропорций 50 на 50, эта норма принята как в законе о языках, так и в законе о СМИ, не она в данном случае, является объектом внимания. Объектом внимания является слово, которое используется в п. 2, где говорится о распределении передач на государственном языке в сетке вещания: «Распределение передач на государственном языке в суточной сетке вещания должно осуществляться равномерно в течение всего периода их выхода в эфир». Я обращаю внимание на слово «равномерно». Какова должна быть равномерность – ежесекундная, ежеминутная, ежечасная? Должно быть здесь какое-то количественное определение.

Недопустимость вмешательства в деятельность СМИ… Если мы говорим о том, что СМИ являются равноправными участниками рынка, живут по рыночным законам, значит, им должна быть предоставлены полная свобода.

По законопроекту прослеживается, что уполномоченный орган хотел бы получить часть полномочий даже от судебной власти. Т.е уполномоченный орган хотел бы сам решать отдельные вопросы, связанные с деятельностью СМИ, когда они, с точки зрения уполномоченного органа нарушили ту или иную норму. Вмешательство уполномоченного органа не должно быть прямым. Мы считаем, что проблемные вопросы, связанные с деятельностью СМИ, должны решаться по суду.

В законопроекте министерство предлагает фактически ввести новый вид лицензии – лицензию на «деятельность по организации телевизионного и радиовещания». Законом о лицензировании предусматривается, что лицензируются только услуги по трансляции телевизионных и звуковых радиовещательных программ. Что это? Еще один механизм, с помощью которого министерство информации может регулировать деятельность телерадиокомпаний. Тогда получается. что телерадиокомпании должны будут получать еще какую-то лицензию, в дополнение к тем, которые выдаются министерством информации и комитетом по информатизации и связи».

«Интерньюс-Казахстан» проанализировал законопроект о СМИ и предлагает свои формулировки и поправки к статьям. Обзор формулировок и поправок содержится в сравнительной таблице, размещенной на сайте «Интерньюс-Казахстан» по адресу:

http://www.internews.kz/rus/law/commentary/commentary1300.htm

Тамара Симахина, юрист «Экспресс К»:

«Для нас крайне важно иметь четкое определение, что такое «сведения», потому что гражданско-правовая ответственность для журналистов наступает за распространение сведений, недостоверных и порочащих честь и достоинство, а не мнений. Мы считаем, что лучше бы этого термина в данном законопроекте не было совсем. Вот какое в законопроекте дается понятию «информация»: «информация – сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях, процессах и мнения о них, независимо от формы их представления». На наш взгляд, это очень расплывчатая формулировка, под нее можно подвести и мнения, и оценочные суждения. Наше предложение – «информация – сведения, конкретная информация о фактах и событиях …». А вот «мнения» и «оценочные суждения» – это уже другое. Поэтому толкование о том, что такое мнение, должно присутствовать в законопроекте.

В законопроекте появляется понятие о сетевом СМИ. Уже не первый год мы говорим о том, что сайты, размещенные в Интернет, не является СМИ. И если мы сохраним в законопроекте понятие о сетевом СМИ, значит, мы согласимся с тем, что Интернет-сайты – это СМИ, на которые будет распространяться действие данного законопроекта. Мы предлагаем исключить это понятие.

В ст.2 п. 3 говорится о том, что государственные органы, общественные объединения, должностные лица и средства массовой информации обязаны обеспечить каждому гражданину возможность ознакомиться с затрагивающими его права и интересы документами, решениями и источниками информации». Это недопустимо. Источник информации может не знать даже редактор, т.е журналист, получая какую-то важную информацию, может дать гарантию своему источнику, что он не будет раскрыт, и только суд может обязать СМИ открыть этот источник. Вы прекрасно понимаете, насколько важно сохранить источник информации в тайне, иначе изданию просто не будут доверять, потому что оно открыло источник информации. И ему не будут в дальнейшем давать информацию. И вы знаете также, что и сам источник информации, если будут раскрыт, может получать угрозы. Слова «источник информации» следует исключить из п. 3 ст 2».

Евгений ЖОВТИС, директор Казахстанского Международного Бюро по правам человека и соблюдению законности:

«Глава первая, она на такая простая, она тянет за собой следующие.

В ст. 39 «Основания ответственности за наpушение законодательства о сpедствах массовой инфоpмации» говорится о том, что «собственник, главный редактор (редактор) средства массовой информации несут установленную законодательными актами Республики Казахстан ответственность за распространение сообщений и материалов, указанных в пунктах 1 и 2 статьи 3 настоящего Закона, независимо от источника их получения».

Я задавался простым вопросом – допустим, с частными СМИ все понятно. Но давайте возьмем государственные. И если собственник несет ответственность, то следуя логике, могут ввести и цензуру, потому что для того, чтобы не нести ответственность, собственник (т.е. государство) должен заранее, до публикации, все проверить. Как только собственника, распространителя, главного редактора, который не является выпускающим, ставите в положение ответственности, вы вводите цензуру.

Другой интересный момент. В п. 16) ст 1 дается определение «официальному сообщению» - это информация, представляемая государственными органами и их должностными лицами с целью дальнейшего распространения через средства массовой информации».

В результате получается, сообщения руководителей иностранных государств, Конвенции ООН и др. являются неофициальными и не освобождают от ответственности.

Парадокс. Почему согласно законопроекту, «официальное» относится только к тому, что выпустили госорганы РК, а все документы, выпущенные посольствами, международными организациями, будут считаться неофициальными?

У меня масса замечаний и чисто стилистических

Например, «п. 23 ст. 1 «пропаганда культа жестокости и насилия – распространение сообщений и материалов средствами массовой информации, которые утверждают (культивируют) способ насилия или жестокости, свидетельствующий об их одобрении и ставящий целью распространение среди людей насильственного или жестокого поведения»; Что значит «которые утверждают способ насилия, свидетельствующий об их одобрении…»?

Как понимать формулировку п. 24) «распространение продукции средства массовой информации – оптовая и/или розничная продажа, бесплатная раздача, доставка…иные виды деятельности по доведению продукции средства массовой информации до потребителя». Что такое «иные виды деятельности»? За «иные» может наступить ответственность (потому тчо распространитель несет ответственность) и хотелось бы узнать, за что?

П. 27) «редакция средства массовой информации - физическое лицо либо творческий коллектив…». Может быть, все-таки редактор является физическим лицом?

Ст.2 п. 3 «государственные органы, общественные объединения, должностные лица и средства массовой информации обязаны обеспечить каждому гражданину возможность ознакомиться с затрагивающими его права и интересы документами, решениями и источниками информации». А банки, например, не обязаны? А учреждения, а фонды и т.п.? И потом, что значит «затрагивающими права и интересы»? В моем мнении, абсолютно вся информация «затрагивает мои интересы».

Опять мы сталкиваемся с желанием властей что-то зарегулировать.

Екатерина Никитинская, Конфедерация работодателей:

«Мы будем выступать за то, чтобы конкретизировать статьи, связанные с отзывом лицензий. Нельзя допускать расширительного толкования условий для отзыва лицензий хозяйствующего субъекта…

Что касается языка распространения СМИ…Нас, прежде всего, волнует экономический аспект проблемы.

При формулировании статьи, необходимо исходить из 2 моментов:

- общеполитического и психологического;.

- экономического.

Мы должны способствовать утверждению госязыка в Казахстане, но нужно делать это в форме, которая наиболее психологически соответствует потребностям населения и будет способствовать продвижению государственного языка. Простым введением пункта о равномерном распределении передач на государственном языке в суточной сетке вещания – проблему не решить.

Здесь нужно подходить с точки зрения - для чего нужен государственный язык. Он должен обеспечить доступность информационных блоков, прежде всего, для населения Казахстана.

Значит, языковая норма должна быть долее жесткой в отношении информационных блоков. В отношении остального – надо предоставить свободу хозяйствующему субъекту. Т.е. редакция должна сама определить, как сделать издание более эффективным.

Тамара Симахина, юрист «Экспресс К»:

- Хотелось бы обсудить статьи, касающиеся учредителя и собственника СМИ.

Ст. 10 «Учредитель собственника СМИ»: «Учредитель – физическое или юридическое лицо, выступающее учредителем юридического лица - собственника средства массовой информации. Число лиц, которые могут быть учредителями собственника средства массовой информации, не ограничено».

- Мы считаем, что эта статья вообще не должна иметь место в этом законопроекте. Собственником является юридическое лицо. Каким образом создаются те или инеы правовые формы – они достаточно хорошо расписаны в ГК, в законе об акционерных обществах и т.п.

Разработчики нам говорят, что согласно закону о нормативно-правовых актах, один законодательный акт имеет право дублировать нормы, заложенные в другом нормативном акте. Но, во-первых, эта конкретно статья не дублирует, она вносит изменения, противоречащие действующему гражданскому Кодексу.

«Число лиц, которые могут быть учредителями собственника средства массовой информации не ограничено». Что значит «не ограничено»? У нас есть такая форма юридического лица как ТОО. И в законе «О хозтовариществах» конкретно установлены ограничения по числу участников-учредителей юридического лица. И если это число превышается, ТОО не может быть создано. Оно должно быть создано в форме АО. И что получается? Специальный закон, который регулирует деятельность ТОО, устанавливает одну норму по числу участников-учредителей, закон о СМИ, который призван регулировать отношения в области СМИ, называет другую норму.

«2. Учредитель утверждает устав собственника средства массовой информации».

- В ТОО, АО устав утверждает не один учредитель, а собрание учредителей. Это – принципиально. Сейчас разработчики нам говорят, что мы цепляемся за слова. Но простите…Эти нюансы могут иметь правовые последствия. И юристы знают, что закон применятся по формальному принципу – как написано, так и применятся в буквальном значении каждого слова.

«3. Учредитель вправе потребовать от собственника средства массовой информации прекращения выпуска и/или выхода в эфир в случае грубого и систематического нарушения примерной тематики и/или специализации, заявленных при постановке на учет данного средства массовой информации. Отказ собственника средства массовой информации прекратить выпуск, выход в эфир средства массовой информации может быть обжалован в судебном порядке».

- Эти отношения регулируются уставом собственника. Зачем нужно вкладывать это в закон - непонятно.

«4. Учредитель не вправе вмешиваться в деятельность редакции средства массовой информации, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Республики Казахстан, уставом редакции либо договором с главным редактором (редактором)».

Во-первых, что это за случаи «предусмотренные законодательством Республики Казахстан»? Почему учредитель не вправе?

- Вернемся к ТОО. Например, 5 учредителей создали собственника, утвержден устав, собственник поставил на учет СМИ. И наверное, прежде, чем собственник идет и заявляет тематическую направленность будущего СМИ, он решает, какое СМИ это будет.

- И несет ответственность и риск убытков и имущественная ответственность возлагается на собственника. То есть 5 учредителей собрались, вложили свои деньги, они приняли на себя риск своих денежных средств и в случае, если собственник до такой степени по6несет имущественную ответственность, что он обанкротится, то именно эти учредители потеряют деньги Почему же они «не вправе вмешиваться»? Это противоречит действующему законодательству.

«5. Учредитель вправе отчуждать, передать юридическое лицо-собственника, как имущественный комплекс, в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему), которое должно осуществлять управление в имущественных и личных неимущественных интересах учредителя или указанного им третьего лица в пределах, установленных законодательством Республики Казахстан».

- Это предусмотрено действующим законодательством. В ТОО самый главный орган управления - общее собрание участников, а не учредитель, т.е. здесь путается одно понятие с другим, выстраивается какая-то схема отношений между учредителем и собственниками по отношению к деятельности СМИ, в целом противоречащая действующему законодательству. Поэтому мы предлагаем статью 10 убрать из законопроекта.

Статья 11. Собственник средства массовой информации

2. Собственник средства массовой информации вправе выступать в качестве редакции, главного редактора (редактора), журналиста, издателя, распространителя, как в отношении собственного, так и других средств массовой информации на основе соответствующего договора.

- Повторяются нормы действующего законодательства.

«3. Собственнику средства массовой информации принадлежит исключительное право пользоваться, владеть и распоряжаться тем названием, под которым данное средство массовой информации было поставлено на учет, а также запрещать использование этого названия другими лицами. Собственник средства массовой информации вправе передать это исключительное право третьему лицу, уведомив уполномоченный орган о смене собственника. Исключительное право считается переданным с момента переучета средства массовой информации».

- Эта норма расписана в ГК, где есть право на наименование юридического лица, право на товарный знак и эти же нормы устанавливаются и в Законе об авторском праве.

«4. Собственник средства массовой информации утверждает внутренние документы редакции средства массовой информации, заключает договор с главным редактором (редактором)».

- Под внутренними документами разработчики, видимо, понимают устав редакции, т.е. вводится новое понятие документа – причем, разработчики уже обязывают его разработать.

В действующем законе предоставлено право – мы можем разработать документ, по которому редакция, как отдел юрлица, работает и согласно которому строятся отношения с собственником. Но это является правом, а не обязанностью.

Устав редакции – не юридический документ. Юридический документ - устав собственника. И этот документ несет определенные правовые последствия. Но если нарушено положение устава редакции, то журналист даже не сможет обратиться в суд, так как устав редакции не является юридическим документом.

Договор с главным редактором. По действующему законодательству, мы вправе заключать особый договор с главным редактором. Помимо того, что с ним заключается трудовой контракт. И в этом договоре оговорить технические нюансы работы главного редактора и взаимоотношения с собственником. Но это должно быть на усмотрение каждой редакции.

«5. Собственник средства массовой информации имеет право:

1) согласовывать с учредителем редакционную политику принадлежащего ему средства массовой информации…»

- Я уже говорила об этом. Учредитель может быть не один, а несколько. Общее собрание акционеров решает, какое СМИ будет выпускать собственник. Нельзя отрывать учредителей от собственников.

2) на продукцию данного средства массовой информации и на информационные ресурсы, созданные в процессе ее выпуска, выхода в эфир…».

У нас есть законно об авторском праве, где ясно и четко написано, что авторские права распространяются на каждый номер, на каждый эфирный день и принадлежат собственнику. Та что, этот пункт дублирует уже имеющееся в законодательстве.

3) принятия решения о прекращении деятельности средства массовой информации по согласованию с учредителем…».

- Я думаю, что это должно быть расписано в уставе каждого собственника. Представьте абсурдную ситуацию – люди собрались, создали ТОО, только для того, чтобы ТОО занималось выпуском какого-то СМИ. А потом собственник, в лице, скажем, директора, принимает решение, что он не будет выпускать это СМИ. А как же учредители, участники, которые за счет собственных средств образовали ТОО, они что, теперь не имеют права голоса?

В статье 12 говорится о том, что редакция средства массовой информации осуществляет свою деятельность на основании внутренних документов, определяющих, в частности, полномочия редакции средства массовой информации и гарантии ее профессиональной самостоятельности…

Хочу обратить внимание, что в этой статье декларируется профессиональная самостоятельность редакции.

За полгода общения с разработчиками мы пришли к выводу, что это просто популистская идея, которая включена в законопроект для того, чтобы потом отбиваться от критики журналистов, ссылаясь на то, что вот, дескать, мы же закрепили вашу профессиональную самостоятельность.

Сами же разработчики, когда им задаешь конкретный вопрос: пожалуйста, назовите хотя бы одну страну, где в законодательном порядке закреплена профессиональная самостоятельность редакций и журналистов. Разработчики говорят: это невозможно сделать. Но это беседы в кулуарах. А официально они говорят, что защищают журналистов. От кого? От собственника? То есть собственник предоставляет оборудование, несет имущественную ответственность за деятельность этого СМИ, ставит его на учет и т.п. Набирается команда журналистов, из них формируется редакция, которая заявляет о своей «профессиональная самостоятельности».

Это идея, доведенная до абсурда. Эту статью нужно убрать полностью.

П. 3 ст. 12: «Главный редактор (редактор) представляет редакцию средства массовой информации в отношениях с собственником, учредителем, распространителем, гражданами, объединениями граждан, юридическими лицами, органами государственной власти и организациями, а также в суде».

Да ведь это полномочия первого руководителя. Зачастую у нас бывает, что главный редактор – он же и первый руководитель, с ним заключается контракт.

Есть юрлица, где есть первый руководитель, президент, председатель, директор, генеральный директор…И есть главный редактор, который занимается творческой частью. Теперь представьте ситуацию, когда есть директор и есть главный редактор. Директор принимает какие-то решения, а редактор вслед за ним их отменяет. И даже в судебном порядке такие конфликты не могут быть разрешены, потому что законопроект изначально написан таким образом, что невозможно найти справедливое и разумное решение, основываясь на нем. Это может быть, абсурдная ситуация, но она может иметь место, если в законопроекте сохранится эта статья.

4. Главным редактором (редактором) не могут быть:

1) иностранцы либо лица без гражданства;

2) граждане, признанные судом недееспособными;

3) граждане, имеющие на момент назначения непогашенную судимость;

4) несовершеннолетние, за исключением периодических печатных изданий, издаваемых для несовершеннолетних.
С одной стороны, наше законодательство ограничивает право иностранцев занимать те или иные должности. Есть определенные ограничения при занятии госслужбой и т.п.

Однако не совсем обоснованным выглядит, почему иностранцы и лица без гражданства не могут работать главными редакторами.

А как быть с тем, что нормативные акты позволяют приглашать иностранцев по контрактам?

Почему разработчики изначально считают, что если иностранец - главный редактор, значит, он диверсант?»

Отчет со вторых слушаний, которые состоялись 3 ноября, будет опубликован в ближайших номерах бюллетеня. Следите за выпусками!

Дополнительные материалы по теме – см., пожалуйста, в бюллетенях N 19 (173), 18 (172), 15 (169), 12 (166), 11 (165). Все выпуски бюллетеней можно найти на сайте «Интерньюс-Казахстан» www.internews.kz

 

Содержание очередного номера Следующая страница бюллетеня