Internews Kazakhstan Электронный Бюллетень Internews Kazakhstan
Вернуться на главную страницу
Новости Internews Kazakhstan
Проекты Internews Kazakhstan
Семинары Internews Kazakhstan
Бюллетень Internews Kazakhstan
Бюллетень Законодательство и практика средств массовой информации Казахстана
Законодательство Республики Казахстан о средствах массовой информации
Глобальная Инициатива по Политике Интернет (GIPI)
Международный общественный фонд защиты свободы слова Адил Соз
Различная литература
Маркетинг электронных средств массовой информации
Телерадиокомпании Казахстана
Национальной Ассоциации Телерадиовещателей Казахстана
Форумы Internews Казахстан
Об Internews Казахстан
Представительства Internews Network в Internet и другие ссылки
Select to English Pages
Подписка на получение электронного бюллетеня Internews Kazakhstan по электронной почте Содержание очередного номера Новости в бюллетене Internews Kazakhstan Различные ситуации с точки зрения закона Технологии Пресса о радио и телевидении Архив бюллетеней Internews Казахстан Форум электронного бюллетеня Internews Kazakhstan

Заявление Казахстанского Международного Бюро по правам человека и соблюдению законности

Заявление Казахстанского Международного Бюро по правам человека и соблюдению законности в связи с обвинительным приговором известному казахстанскому журналисту, правозащитнику, редактору правозащитного бюллетеня «Права человека в Казахстане и мире» СЕРГЕЮ ДУВАНОВУ

28 января 2003 года, за один день до юбилея (29 января 2003 года Сергею Дуванову исполнилось 50 лет), Карасайский районный суд под председательством судьи Б. Шошикбаева, при отсутствии юридически обоснованных и достаточных доказательств его вины и в условиях грубейших нарушений уголовно-процессуального законодательства со стороны правоохранительных органов, приговорил Сергея Дуванова за изнасилование к трем с половиной годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии общего режима.

28-е число приобретает для Дуванова какое-то мистическое значение. 28 августа 2002 года, за день до поездки в Варшаву на конференцию ОБСЕ: по правам человека, где он должен был выступить с докладом, Дуванов был жестоко избит неизвестными. 28 октября 2002 года, за день до поездки в США, где намечалась серия его выступлений по свободе слова и правам человека в Казахстане, он был задержан по подозрению в совершении изнасилования несовершеннолетней. 28 ноября было завершено предварительное расследование по уголовному делу, а 28 января 2003 года вынесен обвинительный приговор.

С момента задержания Сергея Дуванова, который является по совместительству сотрудником Казахстанского Международного Бюро по правам человека и соблюдению законности, наша правозащитная организация воздерживалась от каких-либо заявлений, пресс-конференций или иных акций в защиту Сергея. Мы были убеждены в его невиновности в отношении предъявленных ему обвинений, однако, считали, что если Бюро будет выступать с заявлениями, протестами или требованиями, это будет расценено как вмешательство в деятельность органов следствия и суда.

В то же время сотрудники Бюро приняли активное участие в созданном Общественном Штабе в защиту Дуванова, считая, что в этой ситуации необходимо выражение их гражданской позиции.

Бюро сделало главное - оно предоставило Дуванову квалифицированную юридическую помощь и вместе с адвокатами сделало все возможное для того, чтобы доказать, что выдвинутые против него обвинения необоснованны, а представленные стороной обвинения доказательства либо опровергаются показаниями свидетелей и другими доказательствами, собранными защитой, либо получены с грубыми нарушениями уголовно-процессуального законодательства, либо поставлены под сомнения, которые должны толковаться в пользу подозреваемого или обвиняемого.

Именно поэтому в течение трех месяцев представители Бюро защитники Дуванова Евгений Жовтис и Мария Пульман вместе с адвокатами Виталием Вороновым и Сериком Сарсеновым собирали сведения, опровергающие доказательства, представленные обвинением, скрупулезно изучали материалы дела, в чем нам активно мешали сотрудники правоохранительных органов, допрашивали свидетелей в ходе судебного разбирательства, изучали представленные стороной обвинения вещественные доказательства и результаты проведенных экспертиз, допрашивали экспертов.

Мы еще раз подчеркиваем, что Бюро не политизировало уголовный процесс, не распространяло подробную информацию о провокации в отношении Дуванова, прямые и косвенные доказательства которой у нас есть, несмотря на то, что целый ряд свидетелей отказался выступать в суде, боясь преследований после дачи показаний.

Мы действовали строго в правовом поле, чисто юридическими методами, ссылаясь только на Конституцию и действующее уголовно-процессуальное законодательство Республики Казахстан.

Вместе с адвокатами, реализуя один из фундаментальных принципов уголовного судопроизводства - право на защиту, мы подали несколько десятков ходатайств, пытаясь добиться от следственных органов и суда строгого соблюдения процессуальных норм и исключения из обвинения тех доказательств, которые были получены с нарушением закона, а, значит, должны были быть признаны недопустимыми. 23 января 2003 г. защитой были поданы развернутые ходатайства с указанием грубейших нарушений основных принципов уголовного судопроизводства, в том числе права на защиту, презумпции невиновности, всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, законности, состязательности и равенства сторон и т.д. Эти нарушения должны влечь за собой признание производства по делу недействительным и его прекращение.

Все эти ходатайства были отклонены либо следователем, либо судом и чаще всего без всякой мотивировки. Отклонение последних ходатайств привело к тому, что Дуванов поблагодарил нас за защиту и отказался от наших услуг, сказав, что он больше в этом «фарсе» участвовать не будет и в защите не нуждается. Он действительно больше не участвовал в процессе и отказался от последнего слова.

Мы подали около десятка жалоб о грубых нарушениях прав нашего подзащитного в ходе предварительного расследования в высший орган надзора за законностью и соблюдением конституционных прав и свобод граждан - прокуратуру. Жалобы направлялись в Карасайскую районную прокуратуру, в Алматинскую областную прокуратуру и Генеральную Прокуратуру Республики Казахстан. На большинство жалоб мы получили ответы с отказом, а на некоторые никакой реакции нет до сих пор.

Если бы органы прокуратуры и суд строго следовали букве Конституции и уголовно-процессуального законодательства и исключили из доказательств все, что было получено с нарушением закона и опровергнуто в ходе судебного следствия или поставлено под неустранимые сомнения, в доказательственной базе обвинения не осталось бы ни одного доказательства, которое бы прямо указывало на виновность Дуванова и было бы юридически безупречным.

Примечательно, что даже оглашение приговора судья осуществил с грубейшим нарушением уголовно-процессуального законодательства, в котором прямо закреплено, что приговор оглашается во всех случаях публично, т.е. в открытом заседании. Однако в зал, кроме международных наблюдателей не были допущены ни журналисты, ни представители нашего Бюро и других общественных объединений и организаций, ни депутат Парламента Казахстана З. Батталова. А в отношении защитников Дуванова судебный пристав сказал, что их допускать в зал особо запрещено, поскольку с момента отказа от Дуванова от защиты они уже защитниками не являются.

Пройдя весь уголовный процесс вместе с Сергеем, исследовав все доказательства, представленные обвинением, мы заявляем, что убеждены: Дуванов никого не насиловал.

К сожалению, в нашей стране пока действует принцип презумпции виновности. В нашей стране невозможно добиться оправдательного приговора, если защита не представила «железобетонные» доказательства невиновности своего подзащитного. В нашей стране недоказанность вины не означает немедленного признания подсудимого невиновным. В нашей стране, в отличие от многих цивилизованных демократических правовых государств, мало просто доказать, что у стороны обвинения нет достаточных, полученных в строгом соответствии с законом, доказательств вины подсудимого.

Действительно, трудно ведь признавать за безупречные доказательства показания потерпевшей и ее матери, которые неоднократно опровергались в ходе судебного разбирательства ими самими или другими свидетелями, не говоря уже о той негативной информации о них, которую мы представили в суд и, которую мы не считали и не считаем необходимым делать публичной, но которая от этого никуда не исчезает.

Трудно признавать за безупречные доказательства показания сотрудников Карасайского РУВД и следователя ГУВД Алматинской области, которые всячески пытались оправдать и объяснить допущенные ими грубые нарушения процессуального законодательства, а иногда просто недостаточный профессионализм и некомпетентность.

Трудно признавать за безупречные доказательства результаты экспертиз, которые были назначены с грубым нарушением действующего в Казахстане уголовно-процессуального законодательства. Суд может, конечно, не признавать консультативные мнения и заключения ведущих российских экспертов, поставивших под сомнение, как методики и научность, так и результаты проведенных в Казахстане экспертиз, и считать эти независимые заключения имеющими рекомендательный характер, но от этого казахстанские экспертизы по делу Дуванова не станут более достоверными, надежными и допустимыми.

Трудно признавать в качестве безупречного доказательства факта насилия только показания потерпевшей и три имевшихся у нее синяка, прямо увязать появление которых непосредственно с Дувановым не решилась даже казахстанская экспертиза. Никаких других достоверных и допустимых доказательств факта насилия в деле нет!

Большую роль в том, что все те сведения и доказательства, которые мы вместе с адвокатами собрали для того, чтобы опровергнуть, поставить под сомнение доказательства, представленные стороной обвинения, или подтвердить серьезные нарушения уголовно-процессуального законодательства при их получении, не остались не услышанными, сыграл допуск в судебный процесс независимых международных наблюдателей.

Участие в процессе представителей Центра ОБСЕ в г.Алматы, посольства Нидерландов, как представителя Европейского Союза, и представителей посольства США дало возможность получить независимую, непредвзятую оценку как соответствия самого судебного процесса международным нормам и стандартам, так и непосредственно оценить доказательства, представленные стороной обвинения и доводы, приведенные защитой.

Мы поддерживаем заявления представителей ОБСЕ, Европейского Союза и Госдепартамента США в связи с вынесением Сергею Дуванову обвинительного приговора. Международные наблюдатели практически подтвердили основные доводы защиты, что вина Дуванова стороной обвинения не доказана, а само уголовное судопроизводство сопровождалось многочисленными нарушениями принципов и норм процессуального законодательства.

До вынесения приговора мы не выражали своей позиции о политической мотивации и провокационности этого процесса, что, естественно, категорически отрицается властями. Мы, как уже указывалось выше, действовали только в юридической, а не политической плоскости.

Однако, учитывая личность и деятельность независимого журналиста и правозащитника Сергея Дуванова и ряд странных совпадений, больше похожих на закономерности, учитывая ряд имеющихся у нас фактов, мы не можем не задать несколько вопросов, ответы на которые предоставляем возможность дать самой власти и казахстанскому обществу:

1. Были ли у властей мотивы для преследования бескомпромиссного журналиста и последовательного оппонента режима и лично Президента Н. Назарбаева с учетом его многолетней борьбы за политический плюрализм, за демократическое развитие Казахстана, его статей о коррупции в высших эшелонах власти, что привело, в конце концов, к вытеснению его в 1997 г. из телеэфира и ликвидации созданной им первой независимой телерадиокомпании в стране, к возбуждению против него в 2002 году уголовного дела за оскорбление чести и достоинства Президента, и, наконец, к жестокому его избиению неизвестными на лестничной площадке перед квартирой при обстоятельствах, не оставляющих сомнений в политической подоплеке этого избиения?

2. Если в этом деле нет политической составляющей, то почему из Администрации Президента Казахстана рассылаются приобщенные судом к материалам дела так называемые «Тезисы к пресс-конференции…» сотрудников Карасайского РУВД и ГУВД Алматинской области? Ведь этот документ прямо указывает на то, что из Администрации Президента Казахстана в 6.48 утра факсом были переданы инструкции представителям правоохранительных органов: как себя вести перед журналистами и общественностью в связи с задержанием Сергея Дуванова за «совершение изнасилования несовершеннолетней». Исходя из указанного на этом документе времени, он появился более чем за час до действительного задержания Дуванова.

Неужели в нашей стране по каждому уголовному делу по обвинению в изнасиловании рассылаются факсы из Администрации Президента?

Примечательно, что в тезисах уже даются рекомендации, как избегать политических инсинуаций; как отражать статус Дуванова - задержанный, а не арестованный; как вписывать фамилию адвоката после установления, кто будет защищать Дуванова; как указывать, что Дуванов уже дает первоначальные показания, что он якобы был пьян, ничего не помнит; как сообщать журналистам, что по делу изъяты одежда, постель и т.д.

Как указывали защитники Дуванова в одном из своих ходатайств, после 8.00 утра 28 октября 2002 года уже было известно, что Дуванов не был пьян, уже было известно, что никаких показаний он не давал; уже было известно, что никакую постель из его дома не изымали; наконец, в 11.30 уже было известно, что, по крайней мере, одним из защитников Дуванова является представитель нашего Бюро Евгений Жовтис, чью фамилию уже можно было бы упомянуть в этом документе.

По нашему мнению, из этого может следовать только одно, что вышеупомянутые «Тезисы…» были подготовлены заранее и переданы по факсу именно в то время, которое в них указано, поскольку только тогда никакие вышеупомянутые детали не были известны составителям «Тезисов….». Это полностью опровергает версию властей о технической неисправности факса, т.е. неправильно выставленном времени, поскольку если бы «Тезисы…» были составлены после 12.00 28 октября, то в них уже, конечно, не было бы «недоразумений» о «дающем показания» «пьяном» Дуванове, изъятой «постели» и «неизвестном» адвокате.

3. Если в этом деле нет политической составляющей, то откуда взялся рапорт начальника отдела по связям с общественными объединениями Управления общественной безопасности ГУВД г.Алматы полковника полиции А. Бектасова на имя начальника ГУВД г.Алматы генерал-майора полиции К. Касымова от 28.11.02, согласно которому все защитники Дуванова находились и, наверное, находятся под "контролем" этого подразделения полиции, которое иначе, как политическим не назовешь?

Разве у нас в стране по всем уголовным делам по обвинению в изнасиловании сотрудники правоохранительных органов осуществляют слежку за адвокатами и защитниками?

Кстати, допрошенный в судебном заседании полковник А. Бектасов прямо показал, что, исходя из его понимания Конституции Республики Казахстан и Закона об органах внутренних дел РК, в его задачи входит контроль за общественными объединениями и средствами массовой информации в г. Алматы, сбор информации, общение с гражданами, которые такую информацию представляют и т.д. Т.е., попросту говоря, он подтвердил, что его задачи входит "слежка" за членами общественных объединений и журналистами, а в случае с защитниками Дуванова они, по его словам, собирались и обсуждали вопросы защиты Дуванова вместе с представителями общественных объединений.

4. Если в этом деле нет политической составляющей, то почему, несмотря на постановление следователя от 29.10.2002 о конфиденциальности и защите потерпевшей, посол Казахстана в Бельгии Т. Сулейменов распространяет в структурах Европейского Союза и Европарламента в начале ноября 2002 года информацию Министерства внутренних дел Казахстана о деталях этого уголовного дела с фамилиями и именами?

5. Если в этом деле нет политической составляющей, то почему в нем принимали участие целый ряд структур Министерства внутренних дел Казахстана, включая центральный аппарат МВД РК, ГУВД Алматинской области, Карасайский РУВД и ГУВД Карагандинской области, сотрудники которого даже инициировали уголовное преследование директора Карагандинского филиала нашего Бюро Юрия Гусакова, который в полном соответствии с действующим законодательством, по нашему официальному запросу, реализуя принцип права на защиту, собирал информацию, которая могла бы помочь в защите Дуванова?

6. Наконец, если в этом деле нет политической составляющей и элементов провокации, то кто те люди, которые привезли (а потом забрали) потерпевшую и ее мать в поселок Чемолган и поселили их в одном из домов, оплатив проживание и сказав, что это "свидетели по важному делу"? Причем все это происходит приблизительно за месяц до того дня, когда Дуванов был задержан по подозрению в совершении преступления. И почему периодически при исследовании обстоятельств дела всплывает фамилия одного и того же действующего полковника полиции?

И последнее, можно ли рассчитывать на беспристрастность и объективность правосудия, если глава государства задолго до начала судебного процесса уже сказал в ходе визита в Бельгию, что вина Дуванова подтверждена доказательствами, даже если он полностью положился на сведения, представленные ему правоохранительными органами? Тем более что Президент Казахстана назначает всех судей в стране, хотя, конечно, Конституция закрепляет независимость судебной системы.

Скорее всего, на большинство этих вопросов мы не узнаем ответов никогда, а последний вопрос вообще представляется риторическим.

Однако обвинительный приговор Сергею Дуванову вынесен!

У него есть право на апелляцию, и мы надеемся, что он им воспользуется. Если он посчитает нужным снова обратиться к нашей помощи, мы будем всеми силами помогать ему при рассмотрении дела в апелляционной, а если понадобится и в надзорной инстанции.

Мы будем продолжать борьбу всеми возможными законными юридическими и политическими средствами за освобождение Сергея Дуванова и других политических и общественных деятелей, осужденных в результате политически мотивированных уголовных процессов.

31 января 2003 г.».

Материалы по делу Сергея Дуванова можно найти в бюллетенях за 2002 г. NN 25 (150), 26 (151), 27 (152), 28 (153), 29 (154), 1 (155), 2 (156).

 

Предыдующая страница бюллетеня Следующая страница бюллетеня