Internews Network Kazakhstan

Электронный бюллетень Internews Казахстан

Главная страница
Содержание очередного номераСодержание номераНовости в БюллетенеСитуацияТехнологииПресса о радио и телевиденииАрхив бюллетеней Internews Казахстан
Проекты Internews Kazakhstan
Новости Internews Kazakhstan
Бюллетень Internews Kazakhstan
Семинары Internews Kazakhstan
Законодательство Республики Казахстан о средствах массовой информации
Различная литература
Рекомендации Internews Казахстан
Телерадиокомпании Казахстана
Об Internews Казахстан
Представительства Internews Network в Internet
Select to english pages

Центр "Право и СМИ" предлагает свою точку зрения о некоторых юридических "минах", заложенных в Законе

Чему должен соответствовать закон?

Прежде всего, любой закон должен безоговорочно соответствовать Конституции. Нормы Закона "О Высшем совете" очень похожи на отдельные статьи Конституции. Но быть похожим и соответствовать - это далеко не одно и то же.

Так, первые строки закона гласят: "Свобода телевизионного вещания и радиовещания может быть ограничена: в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан". Конституция РФ же говорит, что это возможно лишь "в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц (ч.3, ст. 56).

Вольно или невольно, составителями Закона была допущена малозаметная, но принципиально важная "описка". Для юриста разница между формулировками Конституции и Закона очевидна и имеет очень глубокий смысл: норма Конституции позволяет запретить гражданину делать только то, что ущемляет конкретные права или законные интересы других лиц; формулировка же Закона разрешает ограничивать всех граждан в их правах с целью защиты их же нравственности.

Это означает, что, как и в недалеком прошлом, государство (в лице Высшего совета по нравственности) получает право произвольно решать, в чем именно состоят "интересы граждан", и в соответствии с этой мнимой волей устанавливать нравственные и идеологические стандарты для телевидения. В том случае, если палаты парламента преодолеют вето Президента, серьезность подобного отхода от демократических принципов, заложенных в российской Конституции, безусловно, будет заслуживать рассмотрения в Конституционном суде.

Однако Конституция - не единственный нормативный акт, на соответствие которому должен быть направлен принимаемый закон. Поскольку каждый новый закон возникает не на пустом месте, а встраивается в сложную систему действующего законодательства, очень важно, чтобы он не содержал принципиальных противоречий с основными "смежными" законами. В данном случае, таковыми являются Закон "О средствах массовой информации", поскольку телевидение и радиовещание относятся к СМИ, и Кодекс об административных правонарушениях, поскольку в Законе фигурирует статья об административной ответственности вещателя.

Чья административная ответственность?

Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) РФ всегда был и остается главным документом, устанавливающим основополагающие принципы и порядок административной ответственности. Правда, в отличие, скажем, от Уголовного кодекса, он позволяет другим законам устанавливать конкретные случаи такой ответственности. Воспользовавшись этим, составители Закона включили в него статью "Административная ответственность вещателя за нарушение нравственности". Эта статья в Законе является ключевой, поскольку именно она наделяет Высший совет полномочиями наказывать вещателя. Неслучайно, что именно к этой статье вопросы возникают в первую очередь.

Первым несоответствием является то, что Закон предусматривает административную ответственность вещателя. Все существующие на сегодняшний день в России вещатели - юридические лица. Единственными же упоминающимися в действующем КоАП субъектами ответственности являются совершившие административные правонарушения граждане или должностные лица. На это есть две причины. С одной стороны, административные нарушения совершают не бестелесные юридические лица, а их сотрудники - должностные лица, которых в
данном случае и следует наказывать. С другой стороны, юридическое лицо физически невозможно привлечь ко многим видам административной ответственности - посадить, например, под административный арест или привлечь к исправительным работам.

Но даже если бы КоАП позволял наложить штраф на юридическое лицо, таковым ни в коем случае не должен быть вещатель, поскольку Закон "О средствах массовой информации", устанавливает: ответственность за содержание программы несет редакция этой программы.

В большинстве случаев, вещатель самостоятельно создает лишь часть выходящих на его канале программ. Остальные он закупает у различных редакций, зарегистрировавших свои программы в Федеральной службе России по телевидению и радиовещанию как самостоятельные средства массовой информации.

Закон "О СМИ" гарантирует, что редакция "осуществляет свою деятельность на основе профессиональной самостоятельности" (ст.19 "Статус редакции"), и запрещает кому бы то ни было вмешиваться в процесс создания программы. А попытка контроля содержания каждой программы до выхода в эфир может быть расценена именно как такое вмешательство. В случае же, если программа идет в прямом эфире, контроль попросту невозможен. Поэтому требовать от вещателя, чтобы он нес за эту программу ответственность несправедливо.

Каковы размеры этой ответственности?

Согласно все той же статье Закона "О Высшем совете: "штраф для общероссийского вещателя устанавливается в размере "до пятидесяти тысяч минимальных размеров оплаты труда". И здесь опять заложено прямое и грубое противоречие с Кодексом об административных правонарушениях. Согласно его требованиям, "штраф устанавливается в пределах от одной десятой до ста минимальных размеров оплаты труда (ст. 27 "Штраф"). Правда, "в исключительных случаях, в связи с выполнением обязательств, вытекающих из международных договоров и особой необходимостью усиления административной ответственности," штраф может составлять несколько большую сумму. Но превышение этой верхней границы даже на 20-30 процентов потребовало бы от законодателя, во-первых, объяснить "исключительность" случая, и, во-вторых, сослаться на конкретные международные договоры, выполнение которых требует подобного "особого усиления административной ответственности".

В нашем же случае, верхний предел штрафа, вводимого Законом "О Высшем совете: "превышает границу, установленную КоАП, на 50.000 процентов. Законным, такое превышение быть не может, ведь даже штраф, налагаемый за преступления согласно Уголовному кодексу, ни при каких условиях не может быть больше одной тысячи минимальных окладов. Таким образом, составители закона считают нормальной ситуацию, когда административное наказание в пятьдесят раз превышает по размеру уголовное.

Для иллюстрации абсурдности такого "административного" штрафа можно попытаться применить вольность составителей Закона к другим видам взысканий, установленных КоАП, скажем, к административному аресту или исправительным работам. Тогда, человек, появившийся в общественном месте в пьяном виде вместо пятнадцати суток мог бы быть посажен на двадцать с половиной лет, а мелкий спекулянт будет отбывать исправительные работы в течение восьмидесяти двух лет вместо двух месяцев. Комментарии излишни.

Приведенных выше примеров достаточно, чтобы понять: Закон "О Высшем совете" настолько противоречит Кодексу об административных правонарушениях, что два этих акта не могут действовать одновременно.

Предположить, что эти и множество других противоречивых положений попали в Закон "О Высшем совете" случайно, конечно же, нельзя, ведь при прохождении через Государственную Думу Закон подвергался многочисленным юридическим экспертизам. Центр "Право и СМИ" также указывал разработчикам законопроекта на его слабые места. Будь у них соответствующее желание, эти ошибки были бы без сомнения устранены.

Чем тогда станет Высший совет?

Предположим, что штрафы за нарушение нравственности составляют не миллионы, а несколько сот или даже тысяч рублей, и накладываются они не непосредственно на вещателя, а на редакции "безнравственных" программ. В этом случае, оштрафованная редакция СМИ не разорится, а если и разорится, то зрители потеряют лишь знакомую им программу, вещатель же не сменится, и телеканал останется прежним.

Тогда Высший совет из могущественного органа, способного произвольно, в течение нескольких дней решить судьбу любого общероссийского вещателя (что означает практически неограниченное политическое влияние членов такого органа), на глазах превратится в обычное госучреждение. Причем, с крайне ограниченной и непривлекательной для его членов компетенцией: помогать Федеральной службе по телевидению и  радиовещанию, прокуратуре, Судебной палате по информационным спорам и т.д. и т.п. "разгребать" многочисленные конфликты и нести ответственность за "безнравственность" российского телеэфира.

Но разработчики закона стремились, по всей видимости, не к этому".

Центр "Право и средства массовой информации". Адрес: 103009, Москва, Моховая 9, ф-т журналистики МГУ, к. 338. Тел./факс: (095) 203-65-71, 203-93-88; 737-33-71. Для писем: 103009, Москва, а/я 351 E-mail: mmlpc@glasnet.ru Homepage http://www.medialaw.ru

Бюллетень Internews KazakhstanСледующая страница бюллетеня